Вело отпуск друзей в походе вдоль морей

 

Romeo и Aries – имена людей, регулярно оставляющих свои сообщения на страницах форума уже много лет, а теперь пришла пора представить всеобщему вниманию отчёт о совместном походе, который перед вами.

Сразу оговорюсь, что далее будет очень много букв – иначе писать не могу.

Начнём, пожалуй, из далека – с пред истории. Кушая на берегу Каменского водохранилища только что сваренную уху из свежевыловленной рыбы на день рыбака два заядлых велотуриста делились друг с другом историями и эмоциями, пережитыми ими в походах того года.

 

Разговор был бурным, с элементами анализа имеющегося опыта и, конечно, не обошлось без обсуждения того самого идеального маршрута для похода, который можно было бы считать самым-самым желанным для обоих. В споре, вдруг, оба сошлись во мнении, что надо ехать обязательно в начале лета и ни куда-то в конкретное место, а объехать всё морское побережье страны, при этом основной целью должен всенепременно быть отдых на природе, а не только преодоление намеченного пути на велосипеде. Так родилась идея. Лето и осень быстро пролетели в бытовых делах, а зимой началась подготовка. Каждый из нас знал слабые места своего снаряжения и в сжатые сроки мы полностью подготовились к походу с чисто технической стороны – я, например, в процессе апгрейда создал практически новый велосипед, а мой друг поработал над поиском необходимых ему вещей. Весна пролетела, как один день и не заметив её мы определились с датой старта. Тридцатого мая после ночной смены я буквально прилетел домой, где у подъезда меня ждал мой друг Alexxx, который радушно согласился постеречь всё, что я буду выносить из квартиры, так как вынести всё за раз было невозможно. Неожиданно на два часа раньше условленного времени приехал Romeo, который помог мне притащить баул, после чего мы для отчёта сфотографировались на старте и попрощались с другом - Alexxx поехал работать.

Спасибо, Лёха, за уделённое нам время и напутствие перед дорогой, мы не раз тебя вспоминали потом, особенно при +5 ночью! Роме понравились мои пластиковые бутылки с водой по 5 литров, и он так же решил заменить свои трёхлитровые на пятилитровые, поскольку в наши баулы они легко помещались, а воды в пути на жаре много не бывает. По дороге купили воду в упомянутых бутылках, забрали в ателье чехол для шампуров, пристегнув который к раме своего велосипеда я закончил экипировку. Далее мы направились на встречу с третьим участником похода Fido. Возле бывшего «Амстора» у выезда на Мангушскую трассу мы встретились с Владимиром, купили в супермаркете ряженки с булками, посидели с ним перед дорогой и отправились.

Fido поехал домой, поскольку его участие в мероприятии заключалось в удалённой помощи нам информационно и отслеживании нашего перемещения. Опция «Звонок другу» неоценимо помогла нам, за что выражаю Владимиру огромную благодарность! Fido постоянно следил за соблюдением нами маршрута, находил в Интернете стоящие внимания локации, чтобы мы ничего интересного не пропустили и часто подсказывал, глядя на карты, где лучше остановиться на ночь и просто как короче проехать. Тем не менее трудности все мы делили на двоих.

В Мангуше неожиданно захотелось выпить томатного сока – грех не выпить.

После пяти минут отдыха мы с Ромой выдвинулись к месту нашей первой ночёвки – мысу Змеиному, где я сразу же обнаружил последствия поспешных сборов – забыл взять любимую кофту. Хоть курточку взял.

Ночь в национальном природном парке «Меотида» порадовала тишиной и замечательным сном, а утро - знакомством с чудаковатым воробьём, который то и дело скакал по растяжкам палаток, клевал звоночек на моём руле, ходил по тенту и всем своим видом давал понять, что в душе он настоящий дятел в воробьином оперении. Короче эта птичка меня разбудила.

До этого Рома сварил вкусный суп, сходил на берег, сделал десяток фотографий пейзажей и поиграл на дрымбе, делая селфи.

После его возвращения мы решили, что обед лучше готовить и употреблять на столе, где обычно мы отдыхали прежде, поэтому неспешно собрали вещи и перевезли всё туда. Так как расстояние было небольшим, я решил преодолеть его в шлёпанцах и поплатился за это – сильно ударил пальцы правой ноги о пенёк, скрытый в траве прямо у самой тропинки. Мой крик распугал всех животных вокруг и покатившись эхом с холма утонул в море. Уходя на долго из дома, я традиционно выключил все электроприборы и обесточил всю квартиру, а оставшиеся в холодильнике яйца разбил, слив их содержимое в пластиковую бутылку, поэтому на обед у нас был жаренный картофель с луком и куриными яйцами.

После трапезы я спустился к морю полюбоваться красотой, а заодно вымыл посуду, потом мы поехали извилистой грунтовкой к трассе. Ходить мне было больнее, чем ехать, но иногда приходилось, тихо скрипя зубами идти.

В этом месте я осознал, что мы с Ромой выбираем практически одни и те же ракурсы для съёмки, и принял решение в дальнейшем полностью делегировать функции фотографа напарнику, что было обусловлено наличием у него хорошего фотоаппарата и отзывчивостью на просьбы снять им кадр из того места, которое мне понравилось, хотя некоторые вещи он забывал, например, он почему-то оставил без внимания гору ракушек, а мне пришлось потом обрезать большую часть снимка для афиши отчёта, поскольку оказался единственный кадр и к тому же качества, оставляющего желать лучшего. Но об этом позже. Ехали не спеша, общались в дороге.

Делали для отчёта фотографии знаковых мест и просто красивые пейзажи.

Выехав снова далеко за полдень мы к вечеру подкатили к Бердянску.

Маршрут я составил нижней дорогой – короче и интереснее. Возле Старопетровки переправились через Берду.

И на закате встали полюбоваться роскошными красотами её плавней.

Кругом было просто немыслимое количество разнообразных птиц. Я тоже сделал камерой своего старенького телефона одно фото на память.

Мы заехали на довольно крутой подъём и быстро добрались в город. В первом попавшемся «АТБ» купили продуктов и в темноте поехали на косу.

Не однократно слышав от многих знакомых людей, что край Бердянской косы несравнимо привлекательнее её средней части, где мы часто бывали, единогласно было решено ехать именно на оголовок дальней косы. Ехали мы по хорошему асфальту довольно быстро, попутно экспериментируя с регулировкой положения моей новой фары, чтобы она светила, как мне хотелось – максимально далеко. Асфальт перешёл в бетонку, потом мы поплутали грунтами в зарослях камышей и в конечном итоге около полуночи к нам подошёл местный житель поинтересоваться, чем мы собираемся здесь заниматься, после чего любезно предложил сопроводить нас в интересующее место. С его слов – дорогу, по которой проложен был наш маршрут захватила вместе с куском земли местная депутат и теперь нужно ехать вокруг. Мужик оказался вполне адекватным и сев в джип, припаркованный у него во дворе проехал с нами до нужного поворота, откуда мы уже сами добрались к краю. Нашли место для лагеря и полюбовавшись вспышками за горизонтом, попивая чаёк, легли спать.

Ночью по прогнозу должен был идти дождь, да и вспышки молний далеко в море намекали, что баулы на велосипедах стоит зачехлить. Вспышки мы наблюдали и прошлой ночью, приблизительно в том же направлении, но небо было совершенно чистым, подарив чудесную возможность полюбоваться красотами Млечного пути, находясь почти посреди моря.

В первый день лета мы встали около девяти утра, но вылезли из палаток ближе к десяти, осмотрели косу в бинокль с её оконечности, позавтракали бутербродами и выпили два чайника ароматного чёрного чая.

Познакомились с кайтмастером, который пришёл сюда потренироваться.

Моя неправильно закрепленная подножка перестала вчера держать велосипед в горизонтальном положении и поэтому утром я её попытался установить надёжнее, к сожалению, не догадался перевернуть по-другому весь кронштейн, что привело к феноменальной крепости узла, но уже после похода, а тогда просто повернул пару хомутов и затянул сильнее, законтрил.

Когда собрались и начали выезжать наткнулись на знак, повествующий о том, что устанавливать палатки на данной территории запрещено.

Бетонную дорогу на косу уже который год асфальтируют частями.

Заехали в магазин, пополнили запасы провизии и посетили аллею со скульптурами, где каждый год появляется что-то новенькое.

И обновляется затёртое бесконечными толпами туристов старенькое

Едва выбравшись из Бердянска, мы свернули на трассу к Приморску, но ехать по ней решили уже завтра, а этот красочный вечер нам захотелось провести в дали от населённых пунктов, поэтому справа от трассы мы нашли грунтовочку возле руин какого-то домика и проехав по ней метров семьсот выбрали справа от дороги полянку в брошенных садах, где и разбили лагерь.

На ужин Рома сварил свой фирменный суп, и мы долго смотрели в ночное небо пока не появилось ощущение, что за нами следят. Переведенный на дальний свет налобного фонаря высветил блеск глаз небольшого хищника в зарослях, одичавших слив, куда мы после трапезы побросали куриные кости.

Утром доели суп, закусив на скорую руку покрошенным салатом и бутербродами с чаем пока заряжались на солнце наши телефоны.

Я записал в дневник пару мыслей о минувшем дне и статистику с компа.

После чего мы неспешно покатили под палящим солнцем к Приморску.

Довольно быстро преодолели расстояние до населённого пункта, в

котором не нашли достойных описания достопримечательностей. Я сфотографировал телефоном только одно здание да магазин для отчёта.

Я незадолго до похода собрал новые колёса для своего велосипеда и не успел всё как следует опробовать, обкатать, довести до ума, поэтому в пути невольно приходилось устранять выявленные недостатки, как, например, треск двойных пистонов в ободе заднего колеса, устранять который мы доверили местному механику Роману, который принял нас у себя дома. Протянув на пол оборота все спицы решили оставить, как есть, поскольку результат временно меня устроил, правда очень не на долго увы. Механик нам налил воды в дорогу и пожелал удачи, после чего мы отправились к Обиточной косе, где запланировали устроить днёвку, для которой купили большие запасы продуктов, часть из которых мне пришлось везти на руле.

При этом я каким-то образом умудрялся иногда делать фотографии на ходу.

Пять минут отдыха в тени знойного полдня помогают сохранить силы.

Скатились к началу косы весьма легко и быстро, вот уже показалась сторожка в дали, туда нам и надо – едем уже по сыпучей грунтовке, но пока уверенно.

С каждым оборотом педалей цель становится всё ближе и ближе.

И вот мы упёрлись в сплошной забор с воротами, на которых написано:

Вошли в открытую калитку и подверглись нападению лохматого стража,

которого мне довелось погладить и потрепать за уши пока он не убежал.

Заплатили в кассу за один день отдыха и пошли по засыпанной песком грунтовке между зарослей высокой травы и мелкого камыша.

Над нами и вокруг нас кишели пернатые, коих там просто немеряно.

Моя резина значительно шире, чем у Ромы, поэтому я чаще ехал, чем шёл

Но в какой-то момент слой песка стал толще и шли дальше мы уже оба.

Пройдя около трёх километров решили открыть пляжный сезон, чтобы спастись от жары, побросали всё с себя на песок и плюхнулись в море.

Практически весь пляж выстлан ковром из панцирей мёртвых моллюсков.

Дальше пошли по пляжу – песок тут твёрже, чем на дороге, не такой рыхлый

Решили, что смысла тащить всё аж до конца, а потом обратно нет, поэтому выбрали уютное местечко между упавшими деревьями в тени их ещё зелёных сородичей и разбили лагерь. Палатки в одном месте, велосипеды в другом, а кухню и зону отдыха в третьем. Но всё очень близко друг к другу.

Рома сварил очередную порцию ставшего уже традиционным для нас супа, мы поели, полюбовались звёздами над головами, договорились, что он утром пойдёт на прогулку по косе первым, а после его возвращения пойду я.

Легли спать под шум волн в паре метров от палаток около полуночи. Я слегка

подгорел на солнце, хотя и мазал лицо с конечностями кремом от загара, когда были в Приморске, поэтому вдоволь наплескавшись уснул, как дитя.

Проснувшись обнаружил лежащую на палатке напарника солнечную панель, заряжающую его планшет, а его самого не видно. Видимо пошёл на край косы, как и договаривались накануне вечером решил я и начал обустраивать наш лагерь. Выломал в сухих ветвях упавшего дерева проход из кухонной зоны в сторону края косы, где было больше свободного места на пляже, где и вырыл в песке ямку для костра. Воткнул четыре шампура по углам ямы, два положил между ними, продев в колечки из расчёта, чтобы между ними поместились оставшиеся шесть шампуров. Натаскал и наломал дров, сложив их аккуратной кучей в яму. Потом вынул из-под палатки тент и натянул его между ветвями деревьев, чтобы получить плотную тень и не сгорать дальше.

Вчера мы по дороге видели лежащее на пляже сухое дерево, я решил его притащить, чтобы было больше углей для шашлыка, да и вечером посидеть в дымке без комаров уютнее, учитывая, что у меня закончилось средство от этих кровожадных тварей. Я сходил за этим деревом и приволок его в лагерь.

Сделав пару звонков родне и пяток фотографий после зарядки телефона выключил его и стал ждать друга, чтобы вместе позавтракать шашлыком.

Толи от того, что притащил из дали целое дерево, толи от жары, или ещё по каким-то причинам мне до сих пор не известным у меня начала болеть голова. Час, два, пять, а Ромы всё нет. Я уже устал бездельничать в ожидании. Сходил посмотрел на следы застрявшей вчера в песке машины, которую ночью кто-то переместил метров на сто и нам уже не нужно было тужится её выталкивая, как это было ночью. (Не стоит ездить по песку!)

Рома тем временем сходил почти до конца косы и сделал множество фотографий красивейших мест. Для отчёта я отобрал лишь часть его работ.

Не знаю, чем он руководствовался, когда уходил на прогулку, но если бы спросил меня, то обязательно взял бы с собой пару фляг питьевой воды и обул кроссовки, а так он дошёл до состояния, когда начал мечтать, чтоб его увезли оттуда на попутке, которых так и не дождался, поэтому пить пришлось из найденной на обочине в траве бутылки, а ноги обгорели и распухли, превратившись в сплошной мозоль. Не дойдя до конца, он принял единственно верное решение и к четырём часам вечера дополз обратно.

Возвратившись он упал без сил на коврик и долго лежал не шевелясь.

Помыв его ноги морской водой, мы намазали их спасателем и обули в тапки, после чего сели кушать вчерашний суп. Чуть позже я разжёг костёр и пожарил окорочка, замаринованные нами тоже ещё вечером. Мы наелись досыта и оставили четыре штуки на утро, сложив их в котелок в тамбуре моей палатки. Ветер с моря вынудил одеть спортивные штаны и куртку, а с наступление темноты мы полезли в палатки, погасив морской водой угли.

Спал я крепко, но услышал во сне звон крышки котелка, посветил электрошокером сквозь москитную сетку в тамбур и успел заметить наглую морду с окорочком в зубах, которая быстро скрылась в темноту. Забрал котелок и часть провизии (паштет) внутрь палатки и снова уснул под шум волн. Звон слышал и мой напарник, которому я сообщил, что мы лишились одного окорочка. Утром Рома сфотографировал вора для отчёта.

Встав около девяти, мы попили чаю с халвой, я вымыл в море посуду, и мы начали собираться, потому что сильный ветер с моря нагнал волны, которые начали добивать до палаток. Параллельно ведя дневник, я попал в кадр.

Вынесли на дорогу все вещи, выкатили велосипеды, проверили, чтобы ничего не забыть и перепроверили прежде, чем уйти. Стартуем в два часа дня. Я одел на руки и ноги «костыли» - чулки и нарукавники из нанофлекса итальянской фирмы Castelli, чтобы не сгореть совсем. Не смотря, на то, что мои «костыли» чёрного цвета во время езды в них вообще не жарко.

Дотолкали до сторожевых ворот, вышли с территории и поехали в Преслав.

По дороге встретили одинокого путешественника на велосипеде, который только ехал на косу. Сфотографировались с ним и помчались по ветру.

Грунтовкой между полей выехали к магазину на краю населённого пункта, купили в нём кефира с пряниками, перекусили и поехали в сторону села Орловка, но не по трассе, а грунтами над обрывом с великолепным видом.

Угостили пряниками местного авторитета с виляющим хвостом

По дороге было много змей, некоторые были метра полтора длинной

Наша дорога извивалась над обрывом, в который упиралось поле.

Не смотря на сплошь и рядом расположенные расселены в земле и частые обвалы краёв земли в обрыв, Роме сильно захотелось сфотографироваться

А внизу в море были птичьи острова из намытого песка и глины.

Орловка встретила нас не ожидаемым изображением орлов, а волка.

Там мы купили немного еды и поехали в Районовку, которую пролетели в лучах заката прежде, чем принялись искать место для очередной ночёвки.

В темноте, глядя на огни ветряков Ботиевской ВЭС мы добрались до моря грунтовкой, ведущей через высохший лиман, на небольшой полянке в камышах возле пляжа разбили лагерь, закатили велосипеды в заросли камыша, связав их друг с другом тросами, сварили макарон, пожарили отварной колбаски, запили всё чаем с печеньем и в полночь легли спать.

Традиционно в девять утра солнце нагрев своими лучами тенты палаток, превратило воздух в них в парилки. Мы вылезли на пляж, где постоянно гуляли отдыхающие из пансионата, расположенного в полукилометре к западу. Рома пошёл фотографировать ветряки, а я сел заполнять дневник.

Нет ни одного деревца или кустика, чтобы укрыться в тень. Одел «костыли».

В воде растворено много земли, и она выглядит грязной, к тому же холодная, так что купаться мы не решились. Когда вернулся Рома мы решили не возвращаться дорогой, которой сюда приехали, а протолкать сотню метров по пляжу наши велосипеды и выбраться грунтовкой на гору к ветрякам.

Там на верху были гороховые поля, их было много, но горох был ещё в зачаточном состоянии – есть нечего. Все стручки пустые внутри.

Рома впечатлён размерами ветряков и их количеством в этой ВЭС

Начинается время для бесконечных селфи с ветряными мельницами.

Я не выдержал и под впечатлением от эмоций друга тоже присоединился

После чего мы поехали асфальтированной дорогой в село Ботиево.

Мой дед не раз мне рассказывал о чудесных свойствах ботиевской воды, мы пробовали её в Приморске, ведь её возят цистернами по всему побережью.

Набрать её в месте добычи – стало моей идеей фикс, поэтому это случилось.

Следующей нашей целью было – заправить газовую горелку, что мы сделали в Приазовском, где за одно перекусили и купили еды прежде, чем съехать с асфальта на бесконечную брусчатку, которой мы доехали до Приморского Посада. Когда лень лезть в баул – под резинки на нём помещается всё!

Посмотрели посёлок, посетили пару пансионатов и решили уезжать.

Маршрут я составлял из расчёта максимально приблизиться к морю и при этом не толкать велосипеды по песку, а также, не объезжать лиманы, поэтому мы, выехав из пансионата на пляж за ним оказались на узкой полосе песка между морем и мутными водами засыхающего лимана. Пройдя пару десятков метров, мы увидели перед собой гору песка – это за день до нашего появления добрые люди решили выпустить молодняк рыб из лимана в море, вырыв экскаваторами пролив, который нам пришлось преодолевать вброд, благо его быстро занесло песком, и глубина не превысила полуметра.

Приморский Посад запомнился лично мне только водой с ярко выраженным запахом сероводорода и способностью гореть при поджигании её сразу после того, как набираешь ёмкость из скважины. Ею лечат желудки, но варить из неё пищу мы не рискнули и выпросили в одном из пансионатов привезенной из Ботиево воды, которую не зря восхвалял мой дед.

После обсыхания ног и водружения баулов на места наш караван пошёл по песку в сторону Новоконстантиновки, где мы на местном рынке познакомились с велосипедистом в годах, который показал нам хорошее место для ночёвки, сопроводив к выезду из населённого пункта. Действительно, дорога вдоль обрыва нам была по нраву и в трёх полях мы нашли в темноте весьма пригодное для лагеря место, где и остановились.

Сварили суп с грибами на свинине и плотно поужинали им. Изо рта шёл пар, на велосипедном компьютере Ромы показало +10 градусов. Вспомнили, как удивлялся Alexxx моему зимнему спальнику и его вопрос: «Зачем тебе летом зимний спальник?», когда мы стартовали от моего дома. Вот затем, Лёха, чтобы не заснуть вечным сном, ну или хотя бы чтоб не заболеть в походе. Ветер с моря задувал под куртку, и открытая поясница мне постоянно напоминала, о забытой дома кофте. После ужина вкуснейшим супом мы полезли в палатки, где без ветра было намного теплее, а в спальнике я просто тонул в блаженстве от тепла и уюта на надувных матрасе и подушке.

Утром уже в восемь мы проснулись от жары, открыв дверцы, поставили на зарядку под солнце телефоны и аккумуляторы фонариков, после чего ещё валялись по палаткам до одиннадцати часов, когда захотелось есть. Завтрак наш был прост, как всегда – мы доели суп, добавили калорий бутербродами с колбасой и запили всё чаем с сухариками. Начал срываться дождик, небо затянуло тучами. В час дня начали собираться, выехав на трассу около трёх.

Ближайшим населённым пунктом стало Чкалово, где перекусили слойками с ряженкой, я набрал в частном дворе воды в обе ёмкости и потихоньку мы поехали в Степановку, посмотрели на косу и грунтовкой на перерез поехали дальше местами толкая по песку велосипеды, пересекли речку по мосту.

Дальше ехали мимо лиманов по Приазовскому национальному природному парку, где рыбаки ловят в море и сразу готовят рыбу, живя в палатках.

Перед промоиной, соединяющей лиман с морем на холмике возвышался большой камень – это памятник морякам, который мы не забыли посетить.

Дальше нас ждал экстремальный переход по мосту из трухлявых шпал.

Шпалы были не только трухлыми, но многие из них никак не крепились к основанию, а в силу того, что стали почти круглыми крутились под ногами, как валики. Под мостом был, пролив глубиной метра два-три и очень сильное течение, поэтому упустить туда велосипед или самому упасть никак не хотелось, так что мы, вцепившись в рожки толкали свои велосипеды, искусно лавируя по дощечкам, разбросанных по крутящимся шпалам и брёвнам. После преодоления сего препятствия можно было полюбоваться видом пролива с другой его стороны, где за горами песка виднелся лиман.

Преодолев после этого пару десятков метров промышленной зоны с крупной тяжёлой техникой и усеянной козьими шариками поверхностью земли снова превратились в грунтовку, упомянутого выше парка, на выезде из которого с одной стороны шлагбаума росли деревья и кустарники, а также стоял знак.

С другой стороны шлагбаума, что перед морем – активно велось строительство какого-то пансионата одного из крупных заводов страны.

Наконец-то мы выбрались на асфальт, хоть его качество и не блистало, но всё же мимо бесконечной череды пансионатов мы пролетели быстро, оказавшись в центре Кирилловки, где купили воды на разлив, продуктов на днёвку и перекусили – я съел вкусную пиццу, а Рома какой-то гамбургер, после чего мы направились к Федотовой косе. Прошли по сыпучему песку. Рома хотел остаться на ночь прямо возле въезда на косу, но я уговорил его хотя бы немного продвинуться в глубь и оказался прав – через пару километров мы начали ехать, виляя из стороны в сторону, где песок плотнее.

Солнце садилось, мы остановились полюбоваться светилом, падающим в залив. Со стороны которого вдоль дороги до самой воды стелились травы, а с другой стороны, что за нашими спинами растянулся длинный песчаный пляж сразу за песочным валом возле дороги. Вскарабкавшись на этот вал, я выбрал, по моему мнению, хороший ракурс и попросил своего друга сфотографировать закат именно с этого места, что Рома сразу же сделал.

А так с этого холма выглядит дорога, по которой мы с трудом ехали к цели.

Ехали пока не упёрлись в забор, отгораживающий Бирючий остров от косы.

На остров нас ожидаемо не пустили, поиски лазеек и обходных путей результатов не дал, и мы решили поставить лагерь на пляже, по дороге в обратную сторону встретили ночного скитальца и сфотографировали его

На расстоянии примерно с километр от ворот Азово-Сивашского национального природного парка за строящимися особняками нашли проход к морю, где возле травы установили палатки, между которыми поставили велосипеды, связав их друг с другом тросами. Поели бутербродов, запив чаем и около часа ночи полезли в палатки спать пока не стало жарко.

В пол шестого утра пошёл дождик, я вылез полюбоваться рассветом над морем, но спустя пару минут замёрз и полез обратно в палатку, где уснул.

Через три часа в палатках стало невыносимо жарко, и мы полезли в чистейшую, но холодную воду купаться, что существенно нам помогло.

Рома сфотографировал наш лагерь, особняки и зелёного гостя.

После чего пошёл к воротам заповедника, узнавать о экскурсиях, но вернулся раздосадованным, поскольку туристам на самом деле разрешили посещение Бирючьего острова, но исключительно на автотранспорте, в который после уплаты сборов и стоимости услуг вместе с ними садится экскурсовод и определённым маршрутом показывает им какую-то часть острова, а ходить с двумя велосипедистами он не соизволит ни за что. После возвращения напарника, мы развязали велосипеды, переставили их и натянули между ними мой тент, чтобы создать зону отдыха с тенью. К полудню сварили суп.

Наелись, пошли купаться – идеальный отдых в отпуске таким и планировали.

После первого заплыва мы вооружились масками и пошли любоваться подводными красотами, фотографировать которые, к сожалению, нечем.

Вдоволь накупавшись мы решили подремать. Рома лёг под тентом между велосипедами, а я в палатке, которую накрыл своим вывернутым на изнанку спальным мешком. Я проснулся в начале шестого вечера и выставив из палатки руку сфотографировал телефоном мирно спящего друга.

Мимо начали туда-сюда ходить с палками обитатели особняков.

Мы тщетно попытались поймать рыбы и Рома снова взял фотоаппарат.

Вечером доели суп, перекусили бутербродами и поставили греться чайник.

Потом полюбовались красотой лунной дорожки под аккомпанемент волн и какофонических музыкальных порывов Ромы с дрымбой в зубах.

 

Проснулись, как по звонку около девяти утра и были неприятно удивлены - за ночь протухли окорочка, пришлось их выбросить, а на завтрак мы сварили макарон и открыли банку тушёнки из резерва, который потом так и не пригодился. Нарезали овощи в салат, утолили голод и поплыли в море на матрасах с масками для подводного плавания на лицах. В отличии от Обиточной косы здесь весьма широкий песчаный пляж, но нет тени от деревьев и дров тоже не найти, плюс ко всему здесь полно народу – по дороге туда-сюда мотаются автомобили даже ночью, а по пляжу бродят люди, даже в море всё время колыхалось на волнах пару лодок рыбаков.

Начали собираться и в одиннадцать утра выехали, к часу добрались до Кириловки, перед выездом к которой мне на косе стало плохо от жары, в глазах потемнело, появились позывы рвать – короче все симптомы перегрева. Выехав на нормальную дорогу, мы первым делом свернули к рынку, где я купил и вылил себе на голову бутылку холодной минералки, выпив предварительно треть бутылки. Мороженное, пять минут на то, чтобы прийти в себя, и мы снова едем. По дороге на косу Рома высмотрел в частном секторе СТО, поэтому проезжая через посёлок мы решили сделать ТО - продули со шланга тормоза, обдули от пыли и песка все узлы велосипедов и баулы, вымыли в бензине цепи, смазали их после высыхания моей смазкой и поехали короткой дорогой через дамбу на Атманай.

Асфальт перешёл в бетонку, которая местами превращалась в укатанную грунтовку, а ближе к противоположному берегу снова в бетонку.

Справа спокойные воды лимана начинались метрах в двадцати за полосой высохшего ила, по которому ходили стаи птиц, а с лева мощь морских волн с рёвом билась об камни дамбы. На горизонте виднелся остров Бирючий.

Дамба состоит из огромных гранитных булыжников, которые толи под действием льдов, волн и ветров, толи с помощью людских рук создали

За дамбой с километр грунтовки и мы в центре Атманая. Нашли магазин, купили перекусить. Местный пацан очень удивился, как легко Рома выпил литр Пепси, а я отдал предпочтение разливному лимонаду. Смотреть церковь Конюхова мы не поехали, а сразу направились через пастбище в сторону Геническа. Проехали развалины старых конюшен и грунтами в поля

Дальше наш путь проходил по песчаной грунтовке среди камышей местами затопленной водами Утлюкского лимана, тогда приходилось спешиваться и толкать велосипеды по ракушкам среди камышей. Выехав из зарослей все в паутине, мы увидели ржавый мост через пролив, соединяющий Солёное озеро с лиманом. Здесь было весьма красиво и по-своему уютно находится.

Вокруг кишела жизнь, и мы балдели от окружающих нас зелёных пейзажей

хорошо укатанной грунтовкой мы приехали в село Новый Азов. Спросили у ребятни, где можно купить куриных яиц и направились по их указанию. Солнце садилось и единственный в селе магазин уже был закрыт, но чуть ли не в каждом дворе есть куры и свежая зелень, поэтому мы купили у пенсионеров еды по очень выгодной цене, а потом они нам ещё и предложили заночевать у них в пустующем доме. Я не хотел, но Рома уговорил меня аргументом, что там есть колонка и можно помыться да постирать вещи. Так мы оказались в нежилом доме, где четыре года назад ушла в мир иной мать нынешнего хозяина, живущего в соседнем доме. Мы помылись, постирали вещи, почаёвничали и легли спать. Я постелил себе коврик и спальный мешок в комнате, куда мы закатили велосипеды, а мой друг лёг на старую кровать. Спали скверно – я бы предпочёл сон в палатке.

Утром пожарили на электрической печке купленных вчера у хозяев домика яиц с зелёным луком, запили чаем, сфотографировали дом и поехали прочь.

Грунтовкой выехали на бетонную дорогу и по ней добрались до соседнего села Стокопани с прострелянной табличкой на въезде в село.

Там в магазине мы купили ряженки с крекерами и сели в тенёчке за магазином передохнуть. Побеседовали с местными, которые подсказали нам как срезать хорошо укатанной грунтовкой и не мучиться на длинной бетонке.

Грунтовка повиляла между полей и вывела нас на отличный асфальт между персиковыми садами и виноградниками. Мы быстро приехали в Геническ.

Покушали мороженного на лавочке напротив «АТБ» и сфотографировались

Я купил в сувенирной лавке магнитов себе на холодильник, и мы поехали.

 

Перебрались через протоку, соединяющую Гнилое море с Азовским на косу, именуемую Арабатской Стрелкой – завершающей наш тур Приазовьем.

Вдоль дороги торчали столбы, украшенные патриотичными фонарями.

Ехать по бетонке до самой границы с аннексированной территорией мы не стали, ограничившись примерно половиной, где за посёлком Счастливцево свернули на лево к морю и оплатив по 5 гривен за вход прошли к горячему источнику. Там построили торговые ряды, с которых продают всякую всячину туристам. Облагородили и сам источник – теперь это не лужа в песке, а аккуратно выкопанные бассейны в первый течёт вода из трубы прямо от источника, а во второй переливается по трубам из первого, поэтому там вода прохладнее. Попытка сразу влезть в первый бассейн успехом не увенчалась. Места на теле, где кожа была даже несильно припеченной солнцем, пекли просто невыносимо. Мы перебрались во второй бассейн, там акклиматизировались и через пол часа уже вошли по шею в первый.

По словам постоянных посетителей – нам сегодня повезло, вода нагрелась в недрах земли намного сильнее обычного, поэтому после пребывания в ней мы красными вышли на воздух. Рома присел на лавочку, а я побрёл смотреть куда из второго бассейна стекает вода. Вдоль ручья, а позднее целого канала я шёл пока не вышел на пляж похожий на наш центральный городской. Вода в море зелёного цвета, на пляже сидят одни пенсионерки и только в полукилометре от этого места я нашёл для себя кое-что интересное. А именно палаточный городок из сотен палаток. Многие из них были в выкопанных в песке ямах, окружены валом из песка, а некоторые накрыты простынями. Я тогда понял, что тёмный тент стоит накрывать белой тканью, чтобы в палатке не было так жарко днём, когда ясное небо. Вернулся к Роме.

Разведал где набрать питьевой воды, и мы начали собираться. На рынке за рядами набрали по ведру вкусной воды, насыщенной ионами серебра и медленно покатились обратно к Геническу по бетонке с бешенным трафиком

На подъезде к городу я уже в сумерках включил освещение на велосипеде

У того же «АТБ» вновь перекусили на лавочке бутербродами и уехали.

Здесь завершилась часть нашего путешествия вдоль побережья Азовского моря, но прежде чем начать следующую часть вдоль Чёрного мы решили немножко отвлечься на степные пейзажи, вернувшись на родной материк.

Вечером в темноте проехали Новоалексеевку и за ней на трассе с левой стороны нашли в посадке уютное место для ночлега, быстро поставили лагерь и без ужина легли спать. Это был рекордный по километражу день.

Ночью был дождь. Утром в прохладе отлично спалось до десяти часов. Потом мы, перекусив бутербродами с помидорами, выпили по кружке чая и уже в 11 выехали. Проехали Маячку, Калиновку и Новотроицкое. Долгий затяжной подъём против ветра казался бесконечным тем более по жаре.

Где-то в районе Воскресенского нам на встречу попались туристы из Запорожья – пара ехала на велосипедах в Геническ. Мы поговорили с ними минут десять, сфотографировали друг друга на память и разъехались.

У поворота к селу стоит ухоженный памятник: Слава мелиораторам!

Вся асфальтированная дорога покрыта тысячами больших и маленьких латок из свежего асфальта, рядом с каждой из которых краской написан номер.

Ветер изматывал, а жара убивала. Я еле доехал до Чкалово, где мы стали передохнуть и наполнить давно высохшие фляги у меня на раме. За посёлком повернули на отличный асфальт и по нему хоть и против ветра, но заметно быстрее (кончился набор высоты) доехали до Аскания-Новы. Два часа мы ехали через заповедник, любуясь редкими и не очень травами.

И вот наконец мы у ворот зоопарка. Он закрыт, поскольку работает до пяти, а мы припёрлись в начале шестого. Не беда – пошли гулять по парку.

Парк Аскания-Нова нас потряс своим величием и ухоженностью.

В нём были сотни видов растений, рядом с которыми стояли таблички с надписями, повествующими о названии растения, его родине и т.п.

Пахло просто сказочно – я нашёл цветки, источающие этот чудный аромат.

Мы прошлись по аллеям парка, беседуя о никчёмности наших властей, не способных создать ничего даже отдалённо похожего на этот парк.

В парке развита система оросительных каналов, часть из которых осушены, а часть с водой, неспешно текущей в искусственный водоём с рыбами.

По траве, не боясь людей гуляют фазаны и прочие пернатые обитатели.

Всюду установлены лавочки для отдыхающих и урны, что б не мусорили.

Переполненные эмоциями от красоты и состояния этого парка мы дошли до водоёма, где из-под тешка, пытался поймать рыбу залётный фраер.

У озерца построен из камня небольшой грот, куда я заглянул на минуту.

После чего к нам на велосипеде подъехал смотритель и убедился, что я там не нагадил принялся ругать рыбака, а потом уехал за поддержкой. Мы вышли обратно к зоопарку, у закрытых ворот которого дежурил охранник.

Он семечками подкармливал с руки птичек – это было очень трогательно.

После пары минут беседы с ним, страж пустил нас в парк осмотреться.

Сразу за воротами зоопарка расположен огромный птичник, где свободно гуляют павлины. На территории множество цветников и красивых клумб.

В центральной части птичника обочины тротуаров украшены бабами

Рома не знал кого фотографировать и руки тряслись от усталости.

Пустой бассейн с красивой скульптурой, имеющей свою историю.

 

Основатель парка сидит у входа в его музей, застыв в бронзе.

Дальше за птичником бескрайние просторы с оленями, зебрами и бизонами.

Но туда в темноте ходить не стоит, поэтому мы покинули парк и направились к выезду, правда я перед отъездом ещё успел купить в закрывающемся магазине магниты на память и сувениры родным и друзьям, а напротив выхода я набрал из колонки вкуснейшей воды. Едва выехав из

населённого пункта мы начали искать место для ночлега, но ничего подходящего нам не попадалось пока мы не добрались до канала, через который дорога шла по бетонному мосту, мы вернулись на пару сот метров и грунтовкой добрались под этот мост. Там было ветрено и шумно от проезжающих над головой фур, но лучшего места искать мы не стали. Я сварил гречневой каши с куриными окорочками, накрошили овощей и сели ужинать, а после чаепития полезли по палаткам ложиться спать. Утром доели кашу, распили чайник и после заполнения мною дневника собрались в путь.

По ветру с горы ехали быстро, остановились только возле солнечной электростанции, посмотреть на огромные по сравнению с нашими панели.

Мы пролетели Крестовку и Чаплынку, где купили продуктов в «АТБ» далее промелькнуло Мирное. До Перекопского залива оставались считанные километры, но ехать к Александровке и затем плутать в полях мы не стали, перебрались через Северо-Крымский канал по мосту, где воду в канале отгородили дамбой, походу сняв занятное видео об этом.

Великолепной асфальтированной дорогой помчались к Приволью.

Нашли в полях созревший горох и наелись им до отвала, затем неподалёку в посадке разбили лагерь и принялись готовить ужин. Рома варит плов, а я жгу сухие деревья, чтобы, во-первых, хоть немного разогнать комаров, от которых закончились все средства защиты, а, во-вторых, согреться, ведь температура к десяти часам вечера опустилась до +9 градусов Цельсия.

Спать легли около часа ночи, полюбовавшись звёздным небом под аккомпанемент Романа, игравшего на дрымбе свои загадочные мелодии.

Утром шёл дождь, и мы не мучились от жары, наслаждаясь долгим сном.

Где-то вдали квакали жабы, а на охоту на них полетел красивый аист.

Мы собрали вещи и снова напали на гороховое поле, где сбылись мечты.

Грунтовка вывела нас на асфальт, и мы против ветра поехали к Хорлам.

Быстро преодолев узкий перешеек, оказались на полуострове Горький Кут, на котором расположен посёлок Хорлы, основанный предпринимательницей Софией Богдановной Фальц-Фейн в 1897 году, заложившей здесь порт.

На территории поселения есть несколько баз отдыха и пансионатов.

За частным сектором мы быстро нашли спуск к морю и ухоженный пляж,

Покупались в Чёрном море и побеседовали с барменами на пляже недалеко от бездействующего уже много лет морского порта.

Местные жители сохранили дом Софии Богдановны, убитой большевиками в 1919 году. Это её сын основал парк Аскания-Нова, где мы были накануне.

Рома заметил и сфотографировал мои запасы зелёного горючего.

Пляж огорожен в воде сеткой, чтобы не заплывали медузы и водоросли

На территории порта сохранился небольшой сквер со скульптурами.

Внук Софии Богдановны ещё жив и не смотря на свой почтенный возраст помогает финансами содержать и реконструировать парк Аскания-Нова.

Покинув портовской сквер, мы направились к часовне с целебной водой.

Там местные подростки вместе с отдыхающими ныряют за монетами.

Прежде, чем покинуть посёлок мы ещё съездили посмотреть на горячий источник с другой стороны полуострова, но кроме грязной лужи ничего не обнаружили, а ведь именно этот источник с подогретой в недрах земли водой не даёт замерзать водам Каркинитского залива зимою, что послужило причиной закладывания здесь поселения с портом. Полуостров же примечателен ещё и тем, что своей формой с высоты птичьего полёта напоминает полуостров Крым, только в уменьшенном виде. Хозяйка Херсонских степей владела собственным пароходством и незамерзающим портом, консервным заводом и продавала свою продукцию с узнаваемой эмблемой – золотой рыбкой на велосипеде. Я сфотографировал на воротах детского лагеря эту эмблему, но увы снимок оказался не качественным.

За этим лагерем в лесу, а точнее густо засаженном деревьями парке из земли бьёт ещё один родник, который мы тоже не оставили без внимания.

Купили в местной лавке средства от комаров и направились к материку. По дороге нашли в густых зарослях камыша скважину, которую пробурили несколько лет назад и бросили, тогда столб воды, выдавливаемой из-под земли достигал по рассказам чуть ли не десяти метров, а ныне он меньше метра, но вода очень вкусная. Сюда жители приводят на водопой свой скот.

По ветру мчимся к Каланчаку, где покупаем еду и выезжаем на трассу. В лицо нам дует очень сильный ветер, который прежде нас толкал. Борьба с ним кончилась нашим поражением – мы решили стать лагерем в посадке на берегу канала, где ветра не ощущалось, а заодно постирали там вещи.

Рядом с нашими панельками что-то зашуршало, я заметил змею и показал на неё напарнику. Змея была толщиной примерно шесть сантиметров, а длинной больше двух метров (до 2,5м). Медленно шурша своими чешуями, она начала вползать под бетонную плиту рядом с деревом, к которому я прицепил один конец своей резинки, на которой мы развесили сушиться вещи. Рома сидел рядом на склоне канала и был впечатлён тем, как долго она вползала к себе домой. Длинное тело действительно долго ползёт.

Наивно полагая, что ветер за ночь стихнет или изменит направление мы после ужина, легли спать под далёкое карканье бесчисленных птиц. Утром Рома сварил уху, после завтрака которой мы быстро собрались и вышли из посадки на трассу, где нас сразу же чуть не сдуло. Ветер не только не стих, но и усилился. В Скадовске, куда мы едем объявили штормовое предупреждение, а порывы ветра по прогнозу погоды достигали 40 м/сек.

Где-то между Зелёным и Грушевкой мы увидели интересное гнездо

Я не представляю, как птица подняла на столб толстенную ветку, но чего не сделаешь ради любви и создания комфорта своим близким.

На газовой АЗС добавили мне в пятилитровый баллон газа и поплелись со скоростью галопирующей черепахи к Скадовску. Ехать было так тяжело, как будто мы ехали в очень крутой подъём, на первой передаче мы рвали жилы пока не проехали Ульяновку и Широкое, за которым повернули к Скадовску и ветер стал боковым. Это были, пожалуй, самые трудные километры тура.

В городе ветер был слабее и местами не ощущался совсем.

Не знаю почему, но внешне вполне симпатичный и достаточно ухоженный город нам обоим не понравился на столько, что даже сфотографировать мы не захотели там никаких достопримечательностей. Я снял только рисунок.

Мы перекусили на лавочке возле «АТБ» в центре города и поехали на пирс.

Из-за ветра в море не вышел ни один корабль, так наши планы потерпели фиаско. Мы хотели сесть на катер и добраться им на остров Джарылгач, в течении четырёх дней пересечь его и переправиться на надувных матрасах на берег возле Лазурного, куда теперь решили ехать по суше, исключив из маршрута шестьдесят километров острова. Готового маршрута я почему-то не предусмотрел и нам пришлось спрашивать, как проехать у жителей. В этот момент с наших плеч слетела удача и направилась на помощь кому-то другому. Ждать в городе пока наладится погода резона не было, так что мы выехали в сторону Степного, а на полпути к нему свернули на лево к Красному, проехали ещё столько же и за лесом снова повернули налево к Озёрному, но сил доехать до пляжа не было, и решили остановиться на берегу небольшого канала прямо у дороги, идущей вдоль леса. Едва установили лагерь Рома сразу полез в палатку ложиться спать и захрапел. Я выпил чая, прогулялся по лесу, подышал чудным воздухом – смесь морского бриза с хвойным лесом. Увидел лису, которая испугавшись меня дала дёру. Потом наслаждаясь пением птиц связал велосипеды тросом и спрятал все вещи в тамбур своей палатки. Не мог уснуть до темна, всё думал о том, как вернуться и всё-таки добиться намеченных целей. В полночь начался дождь, я вылез наружу, зачехлил баулы и едва успел спрятаться обратно в палатку, как начался ливень. Судя по грому – эпицентр ненастья прошёл мимо нас, после чего я крепко уснул. Утром мимо нас начали по дороге ездить и ходить люди – это оказался короткий путь из Красного в Скадовск, а мы вчера сделали крюк, что случается, когда едешь не по готовому маршруту.

Поели бутербродов с чаем и плавлеными сырками. Выехали, как всегда в одиннадцать. На старте я заметил, что в моём заднем колесе лопнула спица. На работоспособность это никак не отразилось, поэтому мы поехали, как ни в чём ни бывало. Ни намёка на восьмёрку или овал, всё крутилось, как обычно.

В Красном я тоже сделал фотографию, наполненную духовностью и смыслом

Проехали Красное и около четырёх прикатили в Лазурное, сразу набрав в чебуречной воды и купив на рынке продукты для днёвки. Направились на пляж за пансионатом, с целью разбить лагерь на берегу прямо возле пролива в Джарылгачский залив. Думали, что коль не удался основной план, то попытаемся реализовать обратный, переправившись на остров отсюда и дойдя до места, куда в Глубокой бухте ходят катера. Но едва успели остановиться и расстегнуть баулы, как к нам прибежал охранник пансионата и начал настойчиво уговаривать покинуть пляж, а получив отказ начал угрожать. Первой мыслью у меня в тот момент была – одарить его разрядом шокера и закопать в песок, чтобы сделать фотографию чайника рядом с его головой, но мой напарник, как бывший работник органов провёл с ним более гуманную процедуру – уговорил уйти, правда тот обещал вернуться.

Мы посоветовались и решили перейти на другую сторону пляжа к детской площадке возле автомобильной парковки, но там установка палаток оказалась платной, и мы с горяча уехали оттуда вообще. По дороге к посёлку я присмотрел на берегу залива интересный лесок, поэтому мы объехали немного возвратились на ту бетонку, по которой прибыли, а с неё нашли тропу в чащу, ведущую к берегу. Влезли туда, сели передохнуть и открыли трёхлитровую бутыль сока. Вдруг, перед нами на грунтовой дороге остановился жигуль с прицепом и из него вышли двое немаленьких мужиков и направились к нам. Это были лесники. Они подумали, что браконьеры прячутся от них в диких грушах, но увидев у нас сок их лица расплылись в улыбках. Они гоняют отдыхающих в этих местах из-за высокой опасности пожаров в сухих травах и кустарниках, но наша газовая горелка их совсем успокоила. Мы поговорили с ними по душам, и они направили нас в хорошее место. Посадка туй между лесом и посёлком была чудесной. Приятно пахло, в заливе рядом было углубление – яму выкопали в песке ещё тридцать лет назад, там намного интереснее плавать, чем на мелководье залива. Мы решили остаться здесь на днёвку, а от посещения острова отказаться, ибо лесники поведали нам о том, что штормом пролив подмыло и он стал глубже, а к тому же там теперь два течения на встречу друг другу одно над другим и из-за этого два человека в этом году уже там утонули. Я посмотрел на остров в бинокль и увидел только песок и высокую траву аж до горизонта. Самое интересное на острове находится с другой его стороны возле маяка.

Мы постирали носки и пыльную обувь в заливе, сварили и съели суп, покупались, поныряли с масками, побродили по мелководью, гоняя камбал.

Я поймал в миску большую медузу и был удивлён, что она, как компас, плывёт в одну и ту же сторону, как миску не крути. Потом выпустил в море.

В Лазурном пока Рома ходил за продуктами я купил себе на холодильник магнитов и пару спиралек от комаров, чтобы попробовать их в деле. Вечером они спасли нас – самый дешёвый и эффективные способ избавиться от зуда.

Днёвка прошла в туях с приятным прохладным ветерком с моря и под пасмурным небом. Кроссовки высохли и были спрятаны в тамбур палатки. Утром мы перекусили бутербродами с чаем, а вечером пожарили молодой картошки и покушали её с салатом, запив потом чаем с халвой. Пол ночи орала музыка где-то не далеко и мешала спать, я уснул только в три утра.

Встали в девять. Рома с маской пошёл поплавать, а я сел заполнять дневник.

Когда напарник вернулся, мы сварили макарон и открыли пару банок кильки в томате, чем и позавтракали, запив парой кружек чая с остатками халвы.

Холодно и серо, хочется спать и укутываться в тёплые вещи, но надо ехать. В полдень я помыл в море посуду и начали собираться. После двух часов дня мы выбрались из туевой посадки на грунтовку, которая привела нас к магазину, где мы два дня назад покупали продукты. Купили продуктов снова, перекусили булками с ряженкой и поехали к Железному порту, который правильнее называть Залезным (от слова залез). Поскольку давние моряки говорили: «І залізло це село під саме море. І тому порт — Залізний». Но местным чиновниками и нынешним жителям села лень переименовывать, вот и придумывают легенды о железном пирсе и/или амбаре с железной крышей, якобы ставшими причиной названия железный. Нас этот населённый пункт больше интересовал близостью расположения с Черноморским биосферным заповедником, который по плану должен был стать нашей следующей остановкой после посещения Устричного озера. Так как удача нас покинула, едва выехав из Лазурного у Ромы тоже лопнула спица в заднем колесе, и нами было принято решение обогнуть озеро, чтобы исключить из маршрута грунты и вероятно большие участки песка на них. За Лазурным мы упёрлись в закрытые ворота очередной солнечной электростанции огромных размеров, побеседовали с охранником, который подсказал, как обогнуть СЭС, не возвращаясь на трассу, за что ему спасибо!

Проехав пару километров грунтами на северо-запад, мы перебрались через небольшой канал, за которым нас ждало интересное открытие – поля по дороге к Приморскому (Большевику) оказались рисовыми чеками.

Кроме того, что мы не привыкли любоваться пашней с посевами риса

бонусом к их красоте стало ещё и множество удивительных пернатых.

Огороженные земляными волами поля с водой похожи на бассейны.

В Приморском (Большевике) купили чай, сахар и кое-что из продуктов, потом поехали на север к Круглому озеру, перед которым в полях расположилось уютное село с весьма предсказуемым названием Круглоозёрка. За частным сектором увидеть озеро не удалось, а объезжать и терять время на поиски подходов к нему ни времени, ни особого желания не было, так и поехали быстрым темпом на запад к Железному порту. Темп был задан поступившей по телефону от нашего друга Fido информацией, относительно расписания катеров, отходящих из Голой Пристани, куда мы решили успеть до темна.

Ехали по хорошему асфальту быстро и довольно скоро прикатили в курортное село на берегу Чёрного моря с железным названием. Покататься по нему и посмотреть все его достопримечательности увы времени не было, поэтому мы, едва прибыв к его краю свернули на объездную дорогу и по ней

сразу же прикатили на трассу, снова повернули на право и поехали на север.

Буквально пролетели Новофёдоровку и быстро проехали Бехтери между тремя его озерцами. Это был край Черноморского биосферного заповедника, дальше на запад таились несметные сокровища живой природы, как на суше, так и в водах Тендровского и Ягорлыцкого заливов Чёрного моря. На этапе планирования маршрута мы с Ромой собрали много информации об этих краях и по пути должны были посетить ещё Тендровскую косу и лишь потом ехать в Голую Пристань. За селом Бехтери, в частности, я очень надеялся плюхнуться в бассейн с целебной водой из гейзера, образовавшегося в 2004-ом году, воздух там насыщен парами, благотворно влияющими на опорно-двигательный аппарат, нервную систему и дыхательные пути. Гейзер бьёт с глубины более полутора километров. Только в этот раз сделать это не удалось – будет повод съездить ещё в один поход, приуроченный посещению именно этого заповедника, как и на остров Джарылгач. Сейчас мы ехали не по плану лишь потому, что я самонадеянно не взял с собой запасные спицы, а Рома не доверил мне замену своей, так как хотел непременно отбалансировать своё колесо на стенде руками опытного механика, ближайший из которых находился в Херсоне. Именно в этот город мы намеривались приплыть катером из Голой Пристани, исключив из маршрута большой крюк Алёшкинскими песками и посещение Цюрупинска. Между Чулаковкой и поворотом к Новой Збурьевке остановились почтить память погибшим во второй мировой войне.

Ночью въехали в Новую Збурьевку, остановились возле магазинчика с парой столиков у входа, купили газированного напитка и употребили прохладную жидкость с парой булок, за одно расспросив у местных где можно остановиться на ночь с палатками. Завсегдатаи питейного заведения направляли нас в лес за исправительной колонией. Мы выехали на дорогу, осветив её ярким светом своих фар, чем удивили подвыпившую публику. Но поехали немного дальше, почти до самой Голой Пристани. В лес свернули рядом с Голопристаньским элеватором и быстро установив палатки в десяти метрах от трассы без ужина легли спать под монотонный гул того самого элеватора. Встали в шесть утра, сфотографировали лагерь и начали собираться. Чтобы успеть на катер решили не завтракать и сразу выехали.

Пока не поднялась температура мы насаждались поездкой среди леса по отличной дороге, которая неожиданно быстро закончилась – приехали.

Нашли набережную и место куда швартуются катера, узнали, что ещё два часа до отправления, интересующего нас катера, который ещё не прибыл.

Долгое нахождение в мужской компании и время, чтобы подурачиться

Скульптор то был ещё тот знаток правильных форм и размеров – молодец!

Покатались по прилегающей территории, сделали несколько фотографий.

Позавтракали булками с плавлеными сырками, запив холодным лимонадом.

Прибыл наш катер, мы быстро погрузились, привязали велосипеды сверху, а баулы спустили во внутрь, куда спустились и сами. Купили на месте билеты, оплатив сразу и багаж, что в общем нам вышло по шестьдесят гривен.

Красивые девушки на соседнем сиденье подняли нам настроение.

Пока Рома снимал видео происходящего вокруг нас во время поездки она завершилась – неожиданно за каких-то 10-15 минут мы приплыли в Херсон.

Пока выгрузились девушек уже и след простыл, а так хотелось поговорить.

Ещё во время днёвки возле Лазурного Рома нашёл в Интернете адреса и телефоны веломагазинов и обзвонил их. Оказалось, что на выходных далеко не все из них работают, а так как сегодня суббота в работающих не везде есть механики. Короче мы покатались по всему областному центру пока не нашли толковый магазин с адекватным механиком и хозяином-продавцом. Парни, катающие даунхилл, оказались на редкость приятными собеседниками и оказали нам необходимую техническую помощь весьма на высоком уровне.

Рассказали нам, что посмотреть кроме Алёшкинских песков в радиусе одного ходового дня нечего, как, впрочем, и в самом городе. Мы около их магазина провели полное ТО велосипедов, затем заехали в шиномонтаж и обдули воздухом свои пыльные велобаулы, после чего вернулись на набережную.

Там среди гуляющих людей мы сели на одну из лавочек и начали варить суп.

Пока готовился наш обед я с напарником рассмотрели в бинокль всё вокруг.

Не смотря на обеденную пору из-за туч и ветра нам было довольно зябко.

Обедать сели за столик летнего кафе, расположенного здесь же на пирсе.

Суп получился густым и наваристым чем-то, похожим на жаркое или соус.

Запили всё чаем, поблагодарили девушку бармена и поехали в центр города.

На площади Свободы перед зданием областной администрации почтили память героев Небесной сотни и поехали к Николаевскому шоссе.

Покидая Херсон, мы спросили у полицейских дорогу, они показали направление, но вмешавшийся таксист решил направить нас иначе, в следствии чего мы ещё накрутили по городу километров семь пока не выехали на нужную нам дорогу. Я хорошо помнил, что путь лежал через

К этому походу я лучше подготовился и детально запомнил весь маршрут.

В Чернобаевке в одном из частных дворов мы набрали воды из колонки и расспросили у хозяина дома, бывшего дальнобойщика где бы он нам посоветовал стать на ночь. Он рекомендовал частный ставок по пути. Мы под моросящим дождиком доехали до поста ГАИ, за которым и был тот самый водоём. Свернули на право и подъехали к беседке, где как раз находился хозяин, радушно принявший нас у себя. Палатки мы установили чуть поодаль от беседки и Рома сразу же полез в свою палатку отдыхать. Я связал на всякий случай велосипеды тросом с кодовым замком, а потом зачехлил всё от дождя. Пока возился с чехлами ко мне подошёл сторож и передал просьбу своего нанимателя, чтобы мы заглянули к нему в гости. Мой напарник уже спал, поэтому я пошёл один. В беседке сидела дружеская компания и им под коньячок с рыбной юшкой не терпелось выспросить у меня откуда и куда мы держим путь, что чуть ли не все встречные обычно спрашивают. Эти люди были долго уговаривали меня выпить коньячка, но после очередного отказа смирились и решили просто накормить тем, что бог им послал на стол. А послал он им кроме рыбной юшки ещё вкусную колбаску, тортик и травяной чай, который я с огромным удовольствием выпил с тортом. Мужики рассказали историю, как в юности ездили на мотоциклах в Николаев на бешенных скоростях по мокрой, как сейчас трассе и как их за это сержант ГАИ прозвал херсонскими космонавтами. В общем посидели, посмеялись и я пошёл спать по дороге погладив, набежавшую свору собак.

У добрых людей и собаки живут добрые – лащились ко мне, виляя хвостами.

Утро тоже было пасмурным, но гораздо теплее, чем вчерашний день.

Мы быстро собрались и начали уезжать, но это не сразу получилось. Сперва радушные хозяева напоили нас чаем со свежим мёдом и остатками торта.

Покинув херсонских космонавтов мы по широченной велодорожке помчались к Николаеву. Пролетев Клапаю и Посад-Покровское замедлились из-за ухудшившейся дороги, которая стала значительно уже и за Шевченково нам часто приходилось ехать по обочине, чтобы не быть сбитыми несущимися навстречу фурами, пытающимися обогнать друг друга по встречной полосе. Граница областей разделяла и дороги хорошие от убитых.

Где-то по дороге, с противоположной стороны видели стильное заведение.

Небо стало ясным и нам быстро стало жарко, делали остановки попить.

Что бы быть заметнее на дороге и не стать жертвой фуры я включил свет.

Убитейшей дорогой с шлаком засыпанными ямами мы приехали в Николаев.

Почти сразу нашли кафе с очень вкусными ценами и борщом, которого съели по две порции, приготовленных и поданных хозяйкой заведения «У Мамы»

Она же подсказала нам дорогу и рекомендовала места для посещения.

Воспользовавшись её советами, мы поехали смотреть полумиллионный город кораблестроителей, начав с Кафедрального собора по Садовой улице

Известный украшающим один из его куполов ангелом в виде голубя.

Украинская Православная церковь Киевского патриархата завершила реконструкцию Собора Касперовской иконы Божией Матери 7 лет назад, после полувекового коммунистического вандализма с передачей последними здания клубу судостроительного завода имени 61 коммунара.

Рядом с Собором по всё той же Садовой улице протянулся красивый сквер, ныне именуемый Европейским, с памятником героям Небесной сотни.

Далее мы проехали вдоль парка к Каштановому скверу, где гуляло чуть-ли не пол города. От такого количества людей мы быстро устали, ведь объезжать каждого требует концентрации внимания, красотой вокруг не полюбуешься.

Неожиданно наткнулись на интересное здание из силикатного кирпича.

Естественно не смогли не сфотографировать знаменитый памятник.

Начал моросить дождик с периодическим усилением пока не ливанул, как из ведра, мы к тому моменту уже мокрыми нашли навес перед входом закрытого кафе – нам местные велосипедисты подсказали это укрытие.

Переждав ливень медленно по вездесущим ручьям и лужам покатились к Варваровскому мосту и пока летели с горы к нему и по нём почти высохли.

Перебравшись через Южный Буг нам непреодолимо захотелось найти место для ночёвки на берегу этой реки, чтобы постирать вещи и порыбачить. Но

ещё не покинув город на краю Варваровки нас снова нагнала туча и начал лить сильный дождь. Виляя от одного дерева к другому мы нашли торговый павильон с навесом и едва перешли дорогу, как потоки воды стали лить буквально стеной, за которой не видно противоположную сторону дороги.

По улице между высокими бордюрами потекла река, машины остановились, у некоторых в салоне из-за низкого клиренса случилось наводнение. Мы купили в павильоне укропа, с зелёным луком на салат, перекусили под навесом бутербродами и стали дожидаться, когда же небо перестанет лить.

Под конец дождя к павильону приехала на велосипеде мокрая девушка и зашла за покупками пристегнув свой велосипед к решётке на окне. Мы решили с ней познакомиться. Наташа оказалась родом из Мариуполя и к тому же заядлой велосипедисткой, катающей бреветы. Мы проехали пару километров вместе и остановились перед поворотом к дачам у реки, где она посоветовала остановиться на ночь, чтобы не рисковать всем в Варваровке.

Обмен контактами сопровождался тряской её замёрзших пальчиков, невпопад тыкающих в дисплей телефона, что всем подняло настроение.

Наташа поехала домой, а мы спустились бетонкой по весьма крутому склону к реке, где за дачами нашли хорошее место для лагеря. Поставили на берегу палатки и выпив по кружке чая полезли в палатки спать. Проплывающие по реке лодки гнали волну, но пляж имел ступеньку, не дающую волнам доплеснуть до нашего лагеря. На завтра запланировали полуднёвку, чтобы привести себя в порядок – очень хотелось помыться и выстирать вещи.

Встали традиционно в девять утра, искупались в реке, я постирал свои вещи

И сел описывать в дневнике вчерашний день, пока Рома сидя в своей палате читал новости. На обед я сварил макароны и открыл банку тушёнки, перемешав всё в котелке. С огурцами блюдо было уничтожено за пять минут.

Запили чаем с печеньем и решили поваляться ещё, подремав. Я помыл посуду и вытянул наружу надувной матрац, поставил телефон на зарядку.

Рома тем временем стирал свои вещи и развешивал их на моей резинке.

Так выглядел берег со стороны реки с нашим лагерем возле дороги.

Неподалёку всю ночь рыбачил дачник, но ничего не поймав бросил удочку.

 

На противоположном берегу находилась Матвеевка, а за ней густой лес.

За лесом находится военный полигон, поэтому с того берега часто доносятся звуки стрельбы и взрывов, пугающие обычных туристов, но привычные нам.

На часах почти шесть вечера – начинаем собираться и в шесть стартуем.

Пол часа выталкиваем на крутой подъём гружённые велосипеды и едем трассой мимо Весняного, Карликовки и Маловарваровки до поворота на Очаков. Рома предлагает поехать туда, но я отговариваю его весомым аргументом – через пролив Березанского лимана с Черноморской косы нет моста, а шанс благополучно переправиться через глубокий пролив шириной почти пол километра и сильном течении на надувных матрасах не велик.

Здравый смысл берёт верх, и мы едем к Нечаянному, где купили в магазине замороженных пельменей, сметаны пару булок и сфотографировали птенца.

Переправились через реку и проехав пару полей в лучах заката решили остановиться на ночь в посадке справа от трассы. По грунтовке вдоль лесополосы проехали метров триста, чтоб не мешал сну шум автомобилей и полезли в чащу. Я нашёл внутри густой посадки полянку, куда мы втолкали велосипеды и принялись убирать сухие ветки, расчищая место под палатки. Разбили лагерь при свете налобных фонарей и сварили пельмени. Ужин был восхитителен, как и следующий за ним сон. Спать, кстати, легли в полночь.

Встали в девять, я собрал свою палатку и на её месте мы сели пить чай с булками, после завтрака собрал свою палатку и мой напарник. Полдень – сидим на каре матах в тени и думаем об оптимизации снаряжения в будущем – толи переносить вес на вилку, толи таскать за собой прицеп.

В час дня решили выезжать и вытолкали велосипеды на грунтовку. Мне захотелось сфотографировать для отчёта место, где стояли наши палатки.

На фотографии видны колючие ветки куста, с которым я воевал вечером, чтобы он не повредил тент моей палатки, но победа была за мной. Ура!

Рома поехал к трассе, а я проверял, чтобы ничего не осталось забытым.

Я настиг на трассе своего напарника, лакомящегося чёрной шелковицей.

Когда присоединился к сему действу – был сфотографирован из-под тешка.

Проехали Чапаевку и перед Красным остановились возле очередной солнечной электростанции, передохнули в тени и сфотографировали СЭС.

Возле Красного Рома на ходу сфотографировал пасущихся животных.

После Красного мы всё время ехали на юго-запад и где-то за Фёдоровкой привычные поля по обоим сторонам дороги сменились виноградниками.

Слева от нас над морем громыхала чёрная туча, предвещая беду, но мы ехали по ветру в том же направлении и чуть-чуть опережали её.

Ещё пару километров и вот она цель этого дня – посёлок Коблево.

Первым делом посещаем фирменный магазин местного производителя.

На крыльце перед магазином грациозно гуляет местный модник.

Едем на рынок и покупаем продукты для днёвки – хотим отдохнуть на море, так как дальше маршрут лежал далеко от берега и надо было понырять.

Туча, преследовавшая нас, вдруг, исчезла подтвердив правильность названия регионального ландшафтного парка, в который мы въехали.

Тилигульский парк, расположенный по обоим берегам одноименного лимана и впадающей в него реки Тилигул берёт название от тюрских слов «Дели Гёль» - Буйное Озеро. Тюрки назвали его так в силу буйного нрава здешних ветров и непредсказуемости местной погоды вдоль всего лимана.

Издали он казался чем-то небольшим, а в реальности длинной 80 км.

Не желая повторения Лазурного инцидента, мы решили остановиться не в самом Коблво, поскольку всё его побережье сплошь утыкано пансионатами, а рядом, но для этого нам пришлось после ознакомительной поездки по селу выехать на дорогу, идущую от аквапарка на восток, которая упёрлась в поросший камышом крутой склон. Мы нашли тропинку через густые заросли высокой травы и выбрались по ней к самому склону, где вверх шла бетонная дорога, но подъём казался непреодолимым с гружёными велосипедами. Рома решил походить по округе осмотреться и ушёл. Пока его не было я заметил на горе двух велосипедистов и помахал им рукой приветствуя. Они спустились ко мне и поведали, что едут в Коблево, но не могут найти дорогу. Я показал им тропу, по которой мы приехали и в этот момент вернулся Рома.

Побеседовав пару минут, мы разъехались в разные стороны. Встречные велотуристы, поехали нашей тропой, а мы начали карабкаться в гору. Рома

первым забрался и пошёл в пансионат, расположенный ближе к морю. Я был голоден и изнеможён жарой, толкать в гору велосипед было очень тяжело, пот заливал глаза, голова начала тяжелеть, и ноги стали ватными. В глазах потемнело, и я чуть не потерял сознание, но надо было вылезти, поэтому скрипя зубами и с закрытыми глазами я всё же сумел подняться. На верху ехать я не смог – приблизился к велосипеду напарника и поставив свой рядом на подножку сел на траву в тени каштана. Рома увидев моё состояние поспешил мне помочь – сбегал в пансионат, набрал у них пятилитровую бутылку холодной воды из колодца и принёс мне, полив голову прохладной водой я пришёл в себя. Уже второй раз за поход от жары мне стало плохо.

Я позвонил родне и друзьям, мы ещё посидели в тени минут десять и пошли пешком дальше в гору по бетонной дороге, что скоро вывела нас на асфальт.

Свернув направо мы покатились с ветерком вдоль полей, тянущихся над обрывом к морю. На горизонте показалось село Морское, мы почти доехали до него, остановившись у горохового поля на перекус, затем нашли грунтовку справа от дороги к селу, которая извиваясь спускалась прямо на пляж. Ею мы выехали к пропитанному морскими брызгами ветру, дующему над песком.

Проехав под склоном пару сот метров морской бриз сменился вонью мёртвого дельфина, труп которого браконьеры бросили возле дороги. Мы поехали дальше пока воздух не стал снова радовать свежестью. Примерно в километре от съезда с горы мы на пляже поставили лагерь, правда волны тонко намекая своими брызгами сразу же заставили перенести его дальше от воды метров на пять к самой дороге, за которой была сухая трава и глиняный склон, нависающий над травой. Чтобы не привалило – стали по середине между морем и горой. В темноте сварили суп и впервые за сегодня наелись.

Наша днёвка началась разворотом планеты местом нашего отдыха к светилу, которое вынырнув из-за моря принялось неумолимо жарить своими лучами наши палатки. В шесть утра мимо бежали слоноподобные существа из детского лагеря в Морском под предводительством очень громко кричащего тренера, подгоняющего своим криком отстающих. Когда эта толпа убежала я ещё на несколько минут погрузился в сон, открыв предварительно обе дверцы для проветривания. Лёгкий ветерок с моря пожаловал ко мне под тент палатки и унёс перегретый воздух. Стало так хорошо, но блажь длилась не долго – тренер пригнал толпу подопечных обратно и солнышко поднявшись выше вынудило нас перейти к водным процедурам. Рома взял маску, которую я выпросил для него у своего друга перед походом и оседлав надувной матрас погрёб за буйки. Я же, побрив лицо принялся осматривать в маске подводный мир в зелёных зарослях на мелководье, где было очень много креветок и мальков разных рыб. Вода была чуть холоднее прохладной, но не холодная, так что уже через пять минут я к ней привык и выходить на жаркое солнце не хотел. Когда вернулся Рома, я предложил ему попытаться поймать немного креветок, а он вынул из своего баула тюль, специально привезенную им для такого случая. Короче мы минут за двадцать наловили пол котелка креветок, залив их морской водой сварили.

Я вынул свой спальник и постелил его на палатку внутренней стороной вверх.

Между палатками расставили велосипеды и натянули меж ними тент.

 

 

Пока солнце не оказалось в зените нам было вполне комфортно под тентом.

 

 

Креветки, сваренные в морской воде, стали вкусным завтраком для нас.

Над головой загудели двигатели патрулирующих границу вертолётов ВСУ.

Рома после очередного заплыва к буйкам полез греться к себе в палатку,

а я спрятался от палящего солнца в свою, накрытую спальным мешком.

Ближе к полудню в очередной заплыв я снова одел свою новую маску,

нашёл прямо возле берега скопление небольших мидий и живую рапану.

Это стало поворотным моментом в истории нашего питания на море.

Завидев живого моллюска мой напарник с маской снова прыгнул на свой надувной матрас и погрёб за горизонт. В этот раз его не было видно довольно долго, мне пришлось немного понервничать пока я не обнаружил его с помощью бинокля. Спустя час он вернулся, толкая свой матрас, гружёный небольшой горкой рапанов. Газа в моей горелке было уже немного, но хватило вскипятить целый котелок морской воды, куда мы порциями за несколько раз побросали моллюсков, извлекая потом их содержимое из раковин обычной вилкой. Первой партии хватило выложить на песке из ракушек название нашего форума, но наесться хотелось так, чтоб не хотеть больше, как это было утром с креветками. Рома поплыл ещё раз. И ещё раз и так раза три-четыре подряд пока ракушек не образовалась целая гора. Не знаю почему он не сфотографировал это, несмотря на многократно высказанное им вслух желание сделать это после очередного заплыва, но среди его фотографии, когда я отбирал материал для отчёта ни одного кадра не нашлось. Повезло, что я перед отъездом снял на телефон эту кучу. Кадр получился не качественным, но именно его я сделал титульным для отчёта.

Забытые мною на берегу тапки волны отнесли почти до Морского, прибив к берегу – на фотографии рядом с их местонахождением в траве стоит машина.

А вот перед тем буйком, за которым плывёт корабль, Рома ловил рапанов.

Плотно набив желудки морепродуктами нам обоим захотелось поспать.

Я залез в свою палатку и отправился в путешествие по царству Морфея.

Около четырёх часов вечера меня в реальный мир возвратил крик Ромы.

Я выглянул из-под тента палатки и увидел причину его тревожного крика.

Непредсказуемый и коварный Тилигул пригнал с материка огромную чёрную тучу, причём без единого громового разряда. Туча словно возникла из неоткуда, выглянув из-за склона. Она угрожающе нависла над нами. Мы быстро сняли тент с велосипедов, поставили их ближе друг к другу и связали тросами, накрыли чехлами баулы и кожаные сёдла. Я спрятал в палатку свой спальный мешок, и мы едва успели попрятать вещи по тамбурам палаток. К счастью очень вовремя сходили по-взрослому за кустик и едва застегнув дверцы тентов на палатках на нас обрушился ливень. Гром был очень близко и лупил в гороховое поле над нашим лагерем, а одна из молний попала где-то настолько близко, что звуковая волна от её громового разряда сжала наши грудные клетки, что вызвало целую бурю эмоций. Очень повезло, что в этот момент не хотелось в туалет, иначе в палатках стало бы просто невыносимо.

Рома после этого разряда громко пошутил, что молния попала в велосипед и он горит – это было весьма возможно, а проверить и посмотреть не реально.

Лило так, что казалось порой, будто небо превратилось в море, поменявшись с ним местами. Час лил дождь без остановок и вдруг прекратился. Я вышел

На пляж осмотреться и проверить снаряжение на предмет повреждений. Все водоросли с мелководья, где утром мы ловили креветок лежали на песке. Небо было серым, а запах озона вперемешку с ароматом моря погрузили моё сознание в состояние, когда мир вокруг кажется только что сотворённым создателем, каждый шаг оставляет на девственно ровной поверхности песка чёткие очертания ступней. Нет ничего лишнего ни людей, ни их следов, воздух, казался плотным и густым, а звуки в нём слегка приглушёнными.

Наверно это был эпицентр урагана, потому что спустя пару минут небо вновь начало бушевать и всё вокруг завертелось. Ливень был таким же по силе, но эта часть ненастья больше запомнилась не близостью молний и силой раскатов грома, а порывами ветра, которые дули так сильно, что казалось мы вот-вот взлетим вместе с палатками и нас швырнёт в море. Внешний тент прогибался и собой существенно прижимал жёлтую ткань палатки, а колышки, что держали края тента и его растяжки занесло песком вместе с краем тента. В море что-то загудело – это прогулочный катер потянул в сторону Коблево два больших банана с мокрыми отдыхающими, у которых были выпучены глаза – не хотел бы я в тот момент оказаться на их месте.

Когда в восемь вечера дождь прекратился картина снаружи не особо изменилась по сравнению с той, что была во время короткой паузы.

Водоросли с пляжа снова оказались в воде, а палатки со стороны ветра занесло песком сантиметров на двадцать по кругу, возможно именно благодаря этому колья не вырвались, и мы не оказались заброшенными в море. В общем на всякий случай мой напарник усилил всё шампурами, вонзив их в песок рядом с кольями. Я просто поправил и натянул растяжки.

Отличная проверка качества палаток в условиях близких к экстремальным.

Пока лил дождь я успел выспаться, потом записал всё, что хотел в дневник, подкрепился зелёным горошком, которого в карманах футболки было полно.

Вечером, чтобы сохранить на утро газ едим бутерброды с помидорами. Сон покинул нас, и мы долго смотрели на звёздное небо пока не начало светать.

Под утро спать наконец-то захотелось и даже крик тренера и бегающие в лучах зори его подопечные, вбивающие пятками в песок панцири мидий, не могли помешать нам пока снова не стало очень жарко. Пошли купаться, затем поставили варить макароны, к которым я открыл банку тушёнки.

Рома сфотографировал склон, из-за которого вчера к нам подкралась туча.

Над головой парил красивый хищник, попавший в объектив фотоаппарата

Когда я мыл в море посуду мимо пробегала девушка с большими губами

Мы потом вспоминали анекдоты про жертв пластической хирургии и журналистские расследования в поисках неуловимой Чупакабры.

Газа чудом хватило на приготовление пищи и на закипание чайника. Где-то в час дня мы собрали вещи и пошли в гору извилистой грунтовкой, на верху в контейнер у пансионата с много значимым названием «Голубая устрица» выбросили пакет с мусором и неспешно покатили асфальтом к полю гороха.

На краю поля сделали остановку, наелись и набрали с собой зелёного топлива. Ехали уже знакомой дорогой, но спускаться к тропе не решились – погнали асфальтом дальше, чтобы сфотографировать сверху всю долину.

На фото слева видна дорога, по которой мы прибыли сюда позавчера.

За поворотом на дороге мигрировали тысячи маленьких жабок и пришлось напрячься, чтобы не задавить этих существ размером с двадцать пять копеек.

Приближаясь к частному сектору, мы оказались снова на территории села Коблево, названного созвучно с фамилией одного из его прежних хозяев Томаса Кобле, который вошёл в историю тем, что заказал из Италии семена «земляных яблок», то есть теперешних помидоров, тогда ещё не известных в окрестностях Одессы, в которой и ныне одна из улиц названа Коблевской.

Издали за домами показался чёрный дым и звуки сирен пожарных машин.

Оказалось, что это горело придорожное заведение быстрого питания.

Мы купили чуть-чуть колбасы, булок, перекусили и взяли с собой к ужину.

За догорающим кафе заправили полный баллон газа и поехали дальше.

Снизу Тилигульский лиман выглядел гораздо массивнее и впечатляюще.

Поздний старт, возня на газовой АЗС и посещение рынка отняли время

Насладившись красками заката над лиманом, мы решили пока светло найти место для ночёвки и проехав немного по трассе свернули с неё направо на грунтовку за одной из посадок, нашли место для лагеря и стали на ночь.

Чай, бутерброды с колбасой и плавленым сыром перед сном – наш ужин.

Однообразие ежедневных процедур привело к привыканию: встали в девять, перекусили тем же, чем ужинали вечером и в полдень выехали на трассу.

По дороге встретили слепое животное, тщетно пытающееся пробраться сквозь бетонный бордюр – пересадили его на газон, сфотографировав этот

бесконечно приятный на ощупь и очень смешной пучок короткой шерсти.

Как говориться: сто километров – не крюк… Поэтому мы объехали пару лиманов, где расположены порт Южный и Одесский припортовый завод.

Быстро добрались до Коминтерново, где в супермаркете купили ряженки и булок, бананы и трёхлитровый яблочный сок, перекусили и снова в путь.

У меня в заднем колесе снова лопнула из-за кривой сборки спица, поэтому первым делом оказавшись в Одессе мы нашли веломагазин, там продавец оказался ленивым и переспицовывать колесо не захотел, поэтому мы поехали дальше. С севера доносились раскаты грома, а за высотками в небе появилась огромная чёрная туча. Единственное, что мы смогли быстро придумать – доехать до ближайшего микрорайона и стать под балконом одного из многоэтажных домов, где с трудом хватило места для двух велосипедов и их хозяев. Не смотря на грозный вид тучи дождь был не очень интенсивным и ливень быстро перешёл в затяжной дождик. Мы сидели под балконом и от безделья ели горох. Мимо ходили люди с зонтиками и иногда с полиэтиленовыми пакетами на головах. Мы им казались странными, а они такими же казались нам. Час или полтора просидев под балконом решаем уехать, не смотря на продолжающийся дождь. Медленно педалируем вдоль частного сектора пока не выезжаем на перекрёсток за Молодой гвардией, где пересекаются Южная и Николаевская дороги. Над морем снова сгустились тучи, поэтому мы решаем купить продуктов в ближайшем супермаркете, которым оказалось «Метро» и направится в Лузановский парк. Набрав воды у симпатичной администраторши гостевого домика пляжного комплекса «Малибу», мы нашли уютное место между деревьев и разбили лагерь, поинтересовавшись на всякий случай у патрульных полицейских и получив их разрешение. После установки палаток кипятим чайник и перекусив бутербродами, прячем вещи в тамбуры палаток и прячемся в них сами. Гром становится громче, что обнадёживает, поскольку музыка играет, не способствуя сну, а ливень может распугать дискотеку. Но

туча прошла мимо, и дискотека продолжалась до утра. Я уснул около семи

утра, а в девять вокруг начали шуметь люди, но мы провалялись до десяти. В одиннадцать я вылез с намерением осмотреться и сходить на пляж, но холод желание у меня отбил. Сходил в биотуалет и вернулся. Я вам не скажу про всю Одессу, вся Одесса очень велика, но Крыжановка, Корсунцы и Котовка точно всем своим составом пришли отдохнуть с утра именно в этот парк.

Народу там было архи много, как у нас в субботу на центральном рынке.

Рома варит суп, а я пишу дневник, потом употребили первое блюдо и начали собирать вещи. Пару дней назад у моего напарника перестал работать налобный фонарь, теперь решил его разобрать, чтобы починить, но не обнаружив видимых причин поломки собрал его обратно, чтоб не доламать.

В пять вечера мы выехали из парка и направились смотреть город у моря.

Долго описывать наш вояж не стану, просто опишу основные наши цели.

А посмотреть в Одессе есть на что, хотя мы ожидали чего-то большего.

Катнули на легендарную улицу, по которой гуляли чуть ли не тысячи людей.

Они сидели за столиками многочисленных кафе и просто бродили повсюду.

Мы решили поехать дальше, посмотреть исторический центр города.

Наведались к свежо-отреставрированной лестнице для фото к отчёту.

Возле находящегося на реконструкции театра оперы и балета присели.

Затем объехали немного и сфотографировались на той же лестнице внизу.

Пока я ходил поглазеть на морской вокзал Рома делал сэлфи.

Следующей нашей целью было Куликово поле – площадь возле дома Профсоюзов, где мы сняли занятное видео и сделали пару фотографий.

После сожжения упаковки ваты познакомились с симпатичной девушкой. Бывалая туристка подсказала где можно поискать место для ночёвки. Мы поехали смотреть на знаменитую трассу здоровья, где нам понравилось.

Множество бегунов и велосипедистов сконцентрировались в одном месте

Вечерело и нам хотелось скорее найти место для ночёвки, но не вышло.

На трассе здоровья оборудована площадка с турниками и лесенками.

Приятно было побывать в кругу заботящихся о своём здоровье людей.

Уже в темноте мы поехали трассой здоровья дальше к Аркадии, перед которой мне довелось сразится с хищником – выжил только один.

В Аркадии мы нашли более-менее тихое место для ночёвки в густой посадке на склоне возле особняков над побережьем восьмой станции Большого фонтана. Палатки ставить не стали, а просто легли на каре маты в спальниках.

Перед тем, как лечь, естественно, выпили по кружке чая с маковым рулетом.

Спать на склоне, мягко говоря, не удобно – Рома съехал со спальника в траву

Я просто лежал, отмахиваясь от комаров и ждал, когда наконец рассветёт.

Утром я обнаружил, что в моём заднем колесе лопнула ещё одна спица, но так как восьмёрки не было, мы после чаепития отправились дальше в путь.

Проехали Киевский район Одессы и направились в Бурлачью Балку, проехали Александровку и Молодёжное, где мне у поворота к Черноморску

снова стало плохо от жары, поэтому мы сели передохнуть в тени под сосны.

Черноморска не было по маршруту, но мы поняли, что это был Ильичёвск.

Проехали его мимо, ещё немного и вот уже показалась Санжейка, а за ней мы повернули на запад и меж полей погнали по асфальту к Грибовке, где набрали у бабули во дворе воды. Пару зигзагов на трассе, и мы уже в курортном посёлке с двойным названием Каролино-Бугаз. Татарское селение Бугаз было полностью уничтожено во время русско-турецкой войны, но заселено заново новым хозяином Каролем Сцибор-Мархоцким, поэтому в названии сочетаются имя восстановившего селение и прежнее.

Оказавшись на бетонной дороге между железнодорожной веткой и высоким бетонным забором, мы добрались до первого прохода к морю и спустившись к пляжу увидели велосипедные следы. Они вели к высохшей траве, за которой отдыхали на небольшой песчаной полянке туристы Днепрвелоклуба.

Мы подошли к ним, познакомились, но решили стать отдельно, тем более, что по дороге к ним нам попалась на глаза компания пеших туристов, которая собиралась уходить, мы подошли к ним, пообщались прежде, чем они пошли на железнодорожную станцию. Ребята приехали на выходные из Киева поездом на Измаил, а после отдыха тем же поездом уехали домой.

По отбытию они подарили нам мешок с углём для костра, бутылку жидкости для розжига и главное – оставили нам чудесное место между двух деревьев, с поваленным одним деревом со стороны моря и густо заросшим высокой травой полем аж до самого склона, с другой стороны. Короче мы сразу после их ухода поставили палатки и начали готовить плов. Рома вынул из своего баула необходимую посуду и продукты, а я полез в свой баул за рюкзаком с газовой горелкой. Рюкзак оказался покрыт белым налётом, а при открытии его изнутри пахнуло газом, весь баллон тоже был покрыт белым налётом, похожим на иней – это из-за открутившегося в дороге винта на редукторе, который фиксирует клапан аварийного сброса давления вышел газ. Надо было видеть моё лицо, когда я представил, что было бы, если б выходящий из баула газ за моей спиной загорелся во время движения. Испуг от представленного быстро прошёл, и я до конца закрутил болт плоскогубцами.

Электронные весы показали, что оставшегося газа должно хватить на вечер.

Я хотел сделать своему велосипеду ТО, поставить недостающие спицы, но решил это сделать утром. Пока Рома готовил плов, я пошёл к собратьям из Днепровелоклуба пообщаться. Познакомился с их руководителем Певцовым, вспомнили общих знакомых. Певцов попросил передать привет Andy Forsmann`у, что я с радостью сделал во время пикника, посвящённого закрытию летнего, вело-сезона этого года семьдесят пятого августа.

Автор данной фотографии, позаимствованной мною для отчёта: SanSay.

Место нам с Ромой очень понравилось, и мы решили остаться на днёвку.

Плов был готов и пока настаивался, доходя до кондиции мы вдвоём пошли

к коллегам путешественникам. Последние так же ехали в Измаил, но своим маршрутом, сильно отличающимся от нашего. Руководитель их группы уронил фразу, что поведёт через Лиманское, где в море много рапанов. Мы с напарником не стали портить людям вечер своими рассказами о целой горе ракушек, оставшейся после нас на пляже возле Морского, просто пошли ужинать. Плов получился великолепным и был съеден за пару мгновений.

После ужина мы направились к морю помочить ножки, присели на песок полюбоваться звёздами под шум волн, а затем ближе к полуночи пошли спать. После двух бессонных ночей в Одессе мы просто наслаждались сном.

На рассвете велотуристы тихо собрались и пошли мимо нашего лагеря к бетонной дороге, ведущей на верх к железнодорожной станции. Рома успел сфотографировать их замыкающую, поскольку проснулся, как всегда рано.

Вечером мы сидели с ними на сломанном деревянном паллете, поэтому раз мы решили устроить днёвку, то грех не пожарить шашлык, а тем более дров, собранных коллегами было много. Мы сложили их на паллет и разом принесли к себе. Из песка я выкопал десяток кирпичей и выложил из них мангал. Осталось съездить за мясом и прочими продуктами, чем я после завтрака остатками плова и решил заняться, а пока мы пошли купаться.

В половине третьего дня выложив всё содержимое баула кроме рюкзака с газовой горелкой я поехал за провизией. Мужики подсказали, что на трассе есть газовая АЗС и я поехал вдоль железнодорожного полотна через бесконечную череду вывесок и транспарантов повествующих о сдаче жилья. Добравшись на соседнюю станцию я на рынке купил продукты по фантастически высоким ценам (килограмм гречки – 42 гривны), заправил на трассе пятилитровый баллон своей газовой горелки и попытался набрать воды на рынке, где торговцы моют руки, но откуда ни возьмись выскочила тётка похожая на Джаббу Хатта из Звёздных войн, которого цепью задушила принцесса Лея. Эта Джабба набросилась на меня и не дала набрать воды, так что пришлось купить её на разлив в автомате, найденном неподалёку. После приобретения всех позиций из составленного с напарником списка я вернулся в лагерь. Сразу после моего возвращения мы принялись готовить обед. Сварили макарон, пожарили яичницу и накрошили овощи в салат. Покушали, всё запив чаем с маковыми булками и замариновали мясо.

После обеда погуляли по линии прибоя с биноклем и фотоаппаратом.

Спать легли довольно рано – около десяти вечера, как всегда после чая.

Для меня эта днёвка прошла суетно и слегка уныло, хотя отдых удался.

Проснулись в восемь утра, но, как обычно валялись до десяти, потом я зажёг огонь и подготовил всё к жарке окорочков, чем занялся мой друг пока я крошил овощи в салат. Окорочка, как это часто бывает у голодного повара, подгорели, но всё же были очень быстро нами употреблены в прикуску с салатом и хлебом. Чай с печеньем завершили процесс нашего насыщения.

Подождали пока спала жара периодически посещая прохладное море, собрали вещи и выдвинулись в дорогу, но не так, как я ездил за продуктами вчера, а вернувшись на дорогу, которой сюда прибыли и уже по ней погнали к следующему селу, именуемому Затокой, хотя и Каролино-Бугаз тоже затока. Проехали мимо уже знакомой мне АЗС и рынка в центре села.

Пересекли пролив в лиман по большому мосту, где кроме автодороги проложена и железнодорожная ветка, соединяющая Одессу с Измаилом.

Быстро пролетев часть Затоки до супермаркета, где купили трёхлитровую бутыль виноградно-клубничного сока с парой булок, употребили сие добро и проехав вторую часть села, мы повернули на юго-запад и вдоль живописного берега большого лимана добрались до Прибрежного, потом было Шабо, куда решили не заезжать, чтобы не накупить ещё жидких сувениров с повышенным содержанием спиртовых градусов, да и по причине того, что один мой бывший коллега рассказывал о продукции из этого села, которой он когда-то торговал, будучи членом фокусной команды её дистрибьютора, относительно фальсификации продуктов. И правда мы проезжая мимо заметили аж один небольшой виноградник в отличии от окружённого десятками виноградников Коблево, где покупали вино. Короче проехали мимо и через Салганы вкатились в Белгород-Днестровский.

На въезде нашли «АТБ», купили в нём булок себе на вечер к чаю и уехали.

На выезде из города познакомились и разговорились с местным велосипедистом, который любезно предложил нам набрать у него дома воды, что мы с разу же и сделали, преодолев пару сот метров по липкой грунтовке с огромными лужами. Набрав по ведру воды, выдвинулись по трассе сквозь густой лес. Асфальтированное покрытие дороги было сильно изуродовано глубокими ямами, количество которых своей площадью равнялось оставшемуся целым асфальту. Быстро не поедешь виляя меж ямами. Я отвлёкся на своё скрипящее без двух спиц колесо и угодил в яму, в следствии чего в колесе лопнула третья спица. Дабы не рисковать оставшимися мы начали искать место для ночлега и быстро нашли сплева от трассы грунтовку, ныряющую в лес, а проехав по ней метров пятьдесят мы выбрались на просторную поляну, где и разбили лагерь. Место было чудесным, но с одним весьма значительным недостатком – немеряно комаров. Сыро и спиральки, прежде спасавшие нас своим дымом от тления, не горят, нас кушают миллиарды жаждущих крови самок комаров. Сварив быстро суп, мы поужинали им и спрятались в палатки. Спать легли в одиннадцать часов вечера. Утром комары были не так активны, как вечером, что позволило нам собрать вещи и сбежать от них на трассу, где на обочине мы с напарником провели ТО нашим велосипедам, я заодно поставил три спицы себе в заднее колесо, купленные в Херсоне на всякий случай, который наступил. Больше запасных спиц у меня не было, поэтому дальше ехать приходилось намного аккуратнее, то есть медленнее.

На грунтовке в лесу росли огромные грибы в больших количествах.

Так как трасса пошла совсем убитая. Съехали с неё на параллельную ей грунтовку и виляя между лужами доехали до страусовой фермы, где я выбросил в контейнер пакет с мусором пока Рома фотографировал птиц.

Возле села Роскошное дорога была самая убитая. Выбрались к плотине, перегораживающей реку близ села Монаши. Остановились под навесом, расположенного на трассе магазинчика. Присели на лавочки за столик рядом с велосипедами и купили живительной влаги, кто какую хотел. Рома съел мороженное и выпил колы, а я выпил бутылочку холодненького пива с

охотничьими сосисками. Жара выматывала и замедляла и без того полу спящий мозг. На спидометре у Ромы перед стартом после перекуса было

Ну, пусть в тени было на 10 градусов меньше, но всё равно температура, как у тела. Так обливаясь потом и опустошая флягу за флягой, мы выбрались на хорошую дорогу и кайфуя её качеством асфальта полетели меж полей.

Счастье, как водится, было не долгим и после очередной балки дорога снова превратилась в проезжаемую с трудом и лишь на низкой скорости.

Перед Саратой повернули на лево и поехали на юг в болгарское село Зоря.

Нам обоим очень приглянулись здешние брюнеточки – загляденье!

Решил узнать о селе и его жителях больше. На глаза попался музей культуры и быта, но был закрыт, в связи с выходным на день конституции Украины.

В селе остановились у местного магазина купить сока и пару булок. При магазине, как водится, близ стенкы под навесом расположилось летнее кафе, где сидели за столиками любители смешать пиво с огненной водой.

На удивление завсегдатаи кафе оказались не привычной нам гопотой, а вполне адекватными и культурными людьми. Узнав от нас в беседе, что мы хотели посмотреть их музей они нашли номер телефона директора музея, позвонили ей, рассказав о гостях на велосипедах и та пришла к нам с ключами. Открыла помещение, куда мы закатили велосипеды (холл первого этажа) и провела великолепную экскурсию, поднявшись с нами на второй этаж, где собственно и был музей. Детально рассказала о каждом предмете,

раскрыла секреты почему и как начались конкретные обычаи и традиции.

С огромным вдохновением и любовью поведала нам о ремёслах болгар и инструментах, которые представлены на витринах под стёклами и так.

Рома жадно фотографировал всё подряд – я устал потом отбирать фото.

Многие экспонаты били не интересными, но некоторые удивляли, и мы получили исчерпывающие ответы на все свои вопросы по ним и не только.

 

Большая часть экспонатов была подарена музею местными жителями.

Я для себя нашёл очень много схожих традиций с нашими и так же считаю, что мужчина должен создать семье жилище, а женщина его наполнять.

Директор музея (к моему стыду и сожалению не запомнил её имени и отчества) показала нам, как делали шёлк. Мой дед рассказывал, как это делали в Запорожской области и было интересно узнать о здешнем способе.

Из более чем пяти тысяч человек, проживающих в одном из самых красивых сёл Украины болгары составляют 97 % Зори, именуемой ещё Камчиком. (так назывался населённый пункт из которого выехали сюда болгары в 1830-х)

В рассказе было и о разных искусствах болгар разных периодов.

Мы поблагодарили директора музея за гостеприимство и экскурсию.

От денег в качестве оплаты стоимости билетов она наотрез отказалась.

Мы под впечатление поехали дальше, сфотографировав на выезде знак.

Дальше дорога всё так же вела на юг через Михайловку и Белолесье, где в одном из сёл Рома решил освежиться и окатить себя водой из ведра, которую достал из глубокого колодца, расположенного прямо у дороги.

Я тоже помыл голову и намочил баф, чтобы спастись от надоевшей жары.

Потом мы добрались до АЗС перед Татарбунарами, где остановились передохнуть и посидели на лавочке в тенёчке рядом с заправщиком, который нам посоветовал место для ночёвки на озере Сасык за Борисовкой.

Проехали Татарбунары, сфотографировав там памятник в честь местного восстания, но из-за загрязнённого стекла объектива кадр не получился.

Приближаясь к озеру Сасык, в полях заметили и сфотографировали курган.

Проехали Борисовку, за ней нашли тропинку от дороги к озеру в направлении видимого с дороги каменного острова, торчащего из воды.

Тропа вывела нас в овражек, где протекал ручей и было много грязи, но один из склонов оврага был отсыпан щебёнкой, а берег напротив него имел кусок дороги, уходящей под воду в сторону острова. В сумерках на воду возле острова сели большие белые птицы похожие на лебедей. Стемнело. Мы выпили чая после установки палаток и попрятались в них от тучи комаров.

Договорились, что утром Рома сфотографирует восход над озером, а потом, когда я проснусь по очереди сходим или сплаваем на остров. Легли спать.

Ночь была тёплой, а утро жарким, да к тому же вокруг палатки начался птичий гомон, нескольких стай гусей, пришедших сюда принять водные ванны и покормиться. Сон прошёл, но выходить к комарам мне не хотелось.

Откуда-то из дали раздался крик моего напарника, зовущий меня на помощь. Я выглянул из-под тента и увидел Рому, который очень эмоционально махал руками и что-то мне пытался показать. Выскочив на улицу, я увидел, что вокруг его палатки стоят коровы и одна уже начинает пробовать на вкус зеленоватую ткань. Ещё чуть-чуть и палатку бы сломали.

Разогнав животных, я дождался напарника и когда, он вышел из воды сам пошёл к острову. Это, конечно, не Уши осла и ездить сюда каждый день считать песчинки не будешь, но хотя бы раз в жизни побывать стоит. Сасык иначе называемое Кундук в переводе с тюрского означает вонючий, но воздух там чистый и им дышать очень даже приятно, просто оно коренным образом преобразилось после образования пересыпи, отделившей его от моря. Прежде это был лиман с солёными водами и в нём обитали морские рыбы, а теперь две впадающие в него реки, которые мы вчера пересекали Сарата и Когыльник, опреснили озеро и ныне в нём водятся пресноводные виды рыб. Как и Тилигульский парк Сасык вместе с системой Шаганы-Алибей-Бурнас имеет статус международных водно-болотных угодий, как места поселений водоплавающих птиц, что собственно и послужило причиной прокладки линии нашего маршрута именно по этому берегу, а не через пятнадцатикилометровую пересыпь с бетонной дорогой на ней, соединяющую курорты Катранка и Приморское, как поехала группа велотуристов из Днепровелоклуба на противоположном берегу озера.

Островок оказался нагромождением железобетонных плит, а просыпанная щебнем и камнями дорога к нему покрытая сверху водой слоем до метра должна была стать основой будущего пирса, когда в стране советов любили тратить народные деньги на бессмысленные проекты, типа постройки здесь порта, к которому хотели рыть канал от моря через всё озеро длинной почти тридцать километров, а островок этот со временем хотели превратить в причал и установить на нём пару –тройку портальных кранов, с железнодорожным полотном подходящим к ним, но теперь там растёт шелковица, а вокруг острова ночуют на воде огромные белые пеликаны.

Мы познакомились в зоопарке Аскании-Новы с одним их родственником по кличке Стас. Он впечатлил нас своими размерами и полуметровым клювом. Эти были не меньше и явно не менее прожорливыми – Стёпе скармливали в день четыре ведра рыбы. Так что рыбы в озере хватает, правда ловить её мы не планировали, а вот постирать вещи нам уже давно было пора, чем и занялись после перекуса бутербродами и чаепития с печеньем, когда я вернулся. Начали прибывать новые стаи гусей, а потом снова пришли коровы, в этот раз их пригнал пастух ростом мне по колено, вместе со скотиной он полез в воду, где был сфотографирован моим напарником.

Через какое-то время пришёл его отец и забрал юного пастуха, за одно увёл пастись и коров, но малой через час решил покупаться и снова пригнал сюда.

Не найдя стадо на пастбище, видимо, зная пристрастия к водным процедурам своего сына явилась с оцинкованным ведром и его мать, подоила коров и принялась гнать всех на сушу, но пацан не сдавался. Ей пришлось подключать кого-то из родственников, который придя быстро навёл порядок – коровы на пастбище вместе с пацаном, а женщина дома. Мужика звали Олег, это его гуси бродили вокруг наших палаток, он следил, чтоб мы не прихватили одного из пернатых с собой, но пообщавшись с нами понял, что зря переживал, а к вечеру перед нашим отъездом ещё и презентовал нам продуктовый набор в дорогу – приятный сюрприз для нас.

Бутылочка домашнего бессарабского вина, кусок брынзы и ломоть сала лежали в пакете с вкуснейшими огурчиками с его огорода. Спасибо Олег!

Вещи на ветвях деревьев высохли под порывами горячего ветра, жара спала, и мы начали собираться, выехав около четырёх часов обратно на дорогу.

Рома, узнав, что следующей нашей целью по маршруту будет женский монастырь одел белые носки, чем неслабо повеселил меня, как когда потеряв свою столовую ложку ему пришлось есть суп моей чайной прежде, чем купить себе новую. Столько забавных моментов было в нашем походе, что всё не опишешь, поэтому я многое опускаю, а то к зиме не закончу.

Спасо-Преображенский женский монастырь встретил нас открытой калиткой

Войдя на территорию, мы обратились к игуменье, которая разрешила нам набрать питьевой воды из цистерны, куда она привозит воду для монашек.

Игуменья рассказала нам, что плохая дорога будет ещё долго под нашими колёсами, но после села Нерушай пойдёт новый асфальт аж до Вилково.

Монастырь порадовал ухоженным внешним видом и опрятно одетыми монашками, словно они готовились к какому-то празднику или кинопробам.

Не стану лукавить – люблю посещать места с историей и энергетически сильные территории, а когда прокладывал маршрут, естественно, не смог упустить из виду маленький холмик, куда дальше мы направились. Описывать сражения и череду событий, происходивших здесь семнадцать веков назад я не хочу, но ощущение страха, боли и гневной радости в энергетике этих мест до сих пор присутствуют. О истории повествуют фото.

За полторы тысячи лет эрозия и оползни сильно изменили ландшафт, но тем не менее холмик на месте некогда величественного сооружения ещё есть.

С дороги он кажется совсем крошечной насыпью, но это лишь с этой стороны

Дальше было пару полей с посаженным на них луком, которого чуток прихватили на суп и в салат с собой, и мы оказались в Глубоком. Проехали село и направились на юго-запад, быстро хоть и против ветра приехав в

За селом Нерушай поплутали в полях пыльными грунтовками пока не выехали на идеальную дорогу, о которой говорила игуменья – носки Романа стали коричневыми, потому что не надо выпендриваться в походе.

Борясь с ветром, мы держали двадцать километров в час до канала, соединяющего озеро с Дунаем, я выпил обе фляги и пришлось останавливаться на заправке, чтобы в тени налить их из бутылки, что в бауле.

Ещё немного покрутили против ветра и вот он знак курортного Приморского.

Где в одном из магазинов купили сока с булками, Рома взял себе мороженое, а я копчёных рёбрышек. Перекусили за столиком на лавочках, расположенных в центре небольшого сквера, я так понял, у них там административный центр, сельсовет. В спину начали кусать комары, поэтому мы продолжили свой путь к следующей стратегической цели – Дунайскому биосферному заповеднику, куда в сумерках добрались и нашли на берегу одного из каналов удобную для ночёвки полянку, где и разбили лагерь. Из нашего лагеря была видна трасса, но лишь узкой полоской меж деревьев.

На жигулях приехали рыбаки, побросали в канал какую-то сетку с грузиками по краям, ничего не поймали и уехали восвояси, а мы сели ужинать.

Пригубили сухого вина по ложке и съели сало с брынзой, которыми нас угостил Олег из Борисовки. Небо затянуло и гром становился всё громче и ближе, ветер усилился. Мы закрепили все растяжки на палатках, зачехлили баулы и сёдла, связав велосипеды тросами с деревом между ними, а после ужина около девяти часов вечера полезли по палаткам отдыхать. Начался дождь. Центр ненастья прошёл мимо нас и поэтому вскоре ливень кончился, наступила гробовая тишина. Ни лягушки не квакали, ни комары не жужжали. Зато в паре десятков метров от нашего лагеря начал громко хрюкать дикий кабан, постепенно приближаясь к нам. Рома сидя в палатке начал вслух рассказывать мне о всеядности диких кабанов и о том, что они бывают размером с наши палатки, а ещё не забыл упомянуть о клыках этих зверушек, размером превышающих рожки на наших рулях – так ему хотелось меня напугать, но это у него в палатке была лишь затупившаяся Мора, а у меня по-прежнему острый Викторинокс и я люблю свежее мясо, которое, правда похрюкало в другую сторону и плюхнулось в канал, после чего исчезло. В любом случае эта ночёвка нам запомнилась не меньше ливня в Морском.

После дождя мы ещё с час общались, переговариваясь прямо из палаток, а перед полуночью захотелось спать, и мы решили придаться сну. Так завершился тридцатый день нашего похода – мы уже едем ровно месяц.

Утром не смотря на жару спали и валялись до десяти, а собрались и выехали уже почти в час. Быстро по отличной дороге по ветру долетели до Вилково.

Едва прибыв в городок в магазине купили трёхлитровую бутыль сока и перекусили на лавочке под навесом. Обзвонили родню и поехали к Дунаю.

От жары даже стрекозы высыхали прямо в полёте и падали на дорогу.

Три литра прохладного сока на двоих – это конечно очень приятно, но….

Пока я рыскал по сувенирным лавкам в поисках магнитного пополнения себе на холодильник, мой напарник фотографировал достопримечательности.

А достопримечательностей в этом городке не так уж и мало.

Когда я вернулся, попросил сфотографировать ещё и цветы на дереве.

Потом мы проезжали старообрядческую церковь Рождества Богородицы

По дороге к Дунаю к нам подошёл импозантный мужичок и предложил прогулку на катере, чего мы и хотели, но у нас была проблема – оставлять на берегу велосипеды совсем не хотелось. Николай, как представился нам мужичок, предложил оставить их у него во дворе, после чего мы ещё выторговали у него сотню гривен за поездку и пошли к нему домой. Оставили велосипеды во дворе, связав на всякий случай тросом я взял с собой только флягу с водой прежде, чем мы вернулись на причал и сели в его катер. В катере ждали туристы из Львова – семья из трёх человек. Так капитан по совместительству гид-экскурсовод, заведя двигатель начал свой двухчасовой рассказ с подробным описанием истории города, природе вокруг него и всеми ремёслами и промыслами горожан за всю его историю.

Поведал нам, что город берёт название от рукавов Дуная, похожих на вилку.

Мы выплыли на нейтральную территорию между Украиной и Румынией.

Немного сплавились по реке и сфотографировали вторую старообрядческую церковь Николая Чудотворца из весьма необычного ракурса с воды.

Капитан рассказывал о старообрядцах и их вере, традициях и обо всём,

что попадалось на глаза во время движения, отвечал на все вопросы.

Забавно рассказывал о производстве лодок и рыбной ловле, о уловах.

Улицы в украинской Венеции – это каналы, именуемые Ереками, а тротуары

Представляют собой разветвлённую сеть деревянных мостиков и помостов, которые в большинстве случаев поднимаются, чтобы под ними проплывать.

Мы свернули в один из рукавов дельты, где было красиво, куда ни глянь

Приблизились к деревянной церкви, куда на службы ходит и наш капитан.

Поведал нам о крыше на этой церкви, о том, что ныне многие горожане зарабатывают на заготовлении и реализации в ЕС экологически чистого материала, который растёт вокруг нас по берегам этих заводей и проток.

Затем мы причалили к одному из островов, где родился Николай, он показал нам свой участок с подробным рассказом о том, что и в каких количествах он на нём выращивал пока не начал практиковать туристический бизнес.

Мы немного погуляли по острову, угощаясь шелковицей и яблоками.

Чувства юмора Николаю не занимать, как и креативности в творчестве.

Мимо возили туристов другие водные транспортные средства.

На острове сооружена беседка и свой причал, который охраняет рыбак.

Побродив по его огородам, мы снова пришли к катеру и погрузились в него.

Успев перед отплытием сделать ещё серию фотографий для отчёта.

Солнышко грело весьма активно и появились мысли о том, что б поплавать.

Но надо было возвращаться за велосипедами, а поплавать можно и позже.

Николай продемонстрировал, как отмаливает грехи и свой инвентарь.

Рассказал, как в голодные годы люди выживали, питаясь водяным орехом

На фотографии листья этого растения плавают в воде под стеблями той, травы, что заготавливают для экологически чистых крыш европейских домов.

Затем мы свернули в один из ереков с которого потом возвратились к старту.

Всё вокруг ярко зелёное и это посажено руками людей в определённых местах по правилам, где нужное дерево, а где кусты, чтоб укрепить берега.

Из этих же деревьев и их ветвей сооружены тротуары и ими топят зимой.

С острова мы забрали двух женщин – родню капитана, гостившую там.

Без лодки в этом городе не проживёшь, поэтому за лодками ухаживают.

Странные для нас водные улицы имеют обычные названия и есть на карте.

Лодки, как и автомобили имеют государственные номера и техпаспорта.

Даже не представляю каково жить в таком доме посреди воды.

По таким дорожкам люди ходят на работу, за покупками и просто гуляют.

Всё издавна производилось без гвоздей – одно дерево, которое потом жгут.

 

У кого доход позволял привозить стройматериалы с суши – строили иначе.

Местные дети не прыгают через резинку, а плещутся в реке, как русалки.

Для любителей нарушать общественный порядок есть страшное наказание

С тех, кто лишился лодки громко смеются пернатые, своеобразным криком

Возвратившись домой к Николаю, мы набрали у него питьевой воды, вспомнили детство на качели, и забрав велосипеды уехали из города.

Местные подсказали хорошее место для ночёвки – карьер за городом, мы приехали туда, но не захотели останавливаться рядом с десятком автомобилей, привёзших туда на отдых людей с семьями, а направились к каналу, который чуть поодаль от карьера. Проехали вдоль него и на уютной полянке на его берегу поставили лагерь. Было очень жарко и первым делом нам хотелось окунуться в воду, но она оказалась горячей и не помогла. Оводы набросились на наши обнажённые тела, как только мы вышли из воды. Один сел мне на детородный орган, чем вогнал в шоковое состояние. Пришлось одеть штаны и куртку, чтоб не быть укушенными этими тварями.

С наступление темноты оводы исчезли, а им на смену прилетело облако мелких тварей с тонкими жалами и загнали нас допивших чай в палатки.

Пока закипал чайник Рома заплывал ставить снасти и сыпал прикормку

Утром наш улов очень порадовал своим разнообразием и количеством.

Щуки, окуня, линьки, лещи и жерехи попали в превосходную уху после чистки их прямо на месте шеф поваром этого дня Ромой с улыбкой на лице

Я пытался натянуть свой тент между гнущимися ветками кустов, но не смог

Пришлось перебазироваться в тень и готовить уху там, а потом её кушать.

Когда я вчера вечером в этом месте заходил в воду, то намеревался

переплыть на тот берег, однако овод начал жалить меня в лицо, я нырял, чтоб он отстал, но не помогало, на середине канала решил возвращаться и перед тем как добрался до берега чуть не утонул, нахлебавшись воды. Больше желания лезть в воду у меня не появлялось, поэтому и Рома на матрасе плавал, к тому же полностью одетым, чтоб не покусали эти твари.

Уха получилась превосходной и была молниеносно нами съедена за раз.

После обеда начали думать о днёвке на этом месте, но позвонил Fido и сообщил нам новость, что сегодня Укрзалізниця пустила новый поезд из Мариуполя в Одессу, а завтра он будет ехать в обратном направлении.

Сразу же попросили Володю посмотреть расписание поездов из Измаила в Одессу и получили ошеломительный ответ – в полночь без одной минуты отправляется поезд из Измаила. Мы решили на него успеть. Собрали вещи и в четыре часа вечера выехали. По первоначальному плану, который уже не раз претерпел коррекцию, было задумано неспешно подъехать поближе к Измаилу, заночевать где-то рядышком и потом днём покататься по нему, посмотреть сам город и сходить в панораму, аналогичную Севастопольской.

Там мы должны были сесть на Киевский поезд, доехать на нём до Винницы, где пересесть на Львовский, которым возвратиться в Мариуполь, но теперь появилась возможность оказаться дома раньше. Не то, чтоб поход наскучил – нет, наоборот, просто дома ждали дела, скопившиеся в ожидании отпуска.

Мы, конечно, сэкономили три-четыре дня исключив из маршрута остров Джарылгач, ещё пару дней выиграли, отказавшись от вояжа по Тендре и минимум день, а скорее всего два нам дала переброска из Голой Пристани в Херсон на катере, без путешествия по Алёшкинским пескам и Цюрупинску.

В общей сложности это составило примерно неделю, которая у нас и осталась, но мысль о доме звала нас в дорогу прочь от оводов и комаров.

Вернулись на трассу, по ней чуть-чуть проехали до поворота на запад и оказались на убитой асфальтированной дороге, где яма яму погоняет. На обочине правда нашлось приятное дополнение – дерево поспевшей алычи.

Подкрепившись кисленькими витаминами, мы добрались в Лески.

Переехали через канал, соединяющий Дунай с озером Сасык, который мы уже пересекали с другой его стороны возле озера. На столбах этого села было аномально большое количество гнёзд – столько ещё не видел нигде.

За селом мы выехали на грунтовку и вдоль Дуная поехали на Запад.

Количество птиц здесь поражало, и они были так близко, как нигде больше.

Здесь же растянулись на многие километры рисовые чеки (залитые поля).

Перед поворотом реки мы решили немного освежиться, припарковались у берега, укреплённого бетоном, залитым в специальные мешки, быстро разделись наголо и попрыгали по одному в воду. Рома прыгнул первым, я его вытащил потом обратно, и он меня вытащил, когда прыгнул я и наплавался. Вода была приятно прохладной и абсолютно прозрачной. Я порезал палец на руке об ракушку, растущую под водой на мешке с бетоном.

Зализывание ран помогает ускорить процесс заживления – поехали дальше.

Укатанными автомобилями грунтовками ехать лучше, чем плохим асфальтом, благодаря чему мы довольно быстро добрались до Килии.

Если на земле есть велосипедный Ад, то это город с названием Килия.

Все дороги, как главные, так и второстепенные в нём выложены из железобетонных плит, но это не беда, а то, что плиты на грунте плавают с хаотичным поднятием и опусканием своих краёв и углов создаёт перепады до двадцати сантиметров по высоте. Короче ездить там на велосипеде – настоящее приключение для пятой точки и жёсткое испытание для техники.

Город за всю свою многовековую историю побывал в составе чуть ли не всех империй и княжеств, а теперь выращивает украинский рис и генерирует электроэнергию почти пятидесяти пяти мега ватной солнечной электростанцией, но её мы не посетили. Купили в торговом павильоне пару булок и сока, после перекуса поехали на запад искать выезд из этого железобетонного ада. Нашли нужную нам грунтовку и поехали в сумерках к озеру Китай. Останавливаться было нельзя – нас моментально начинали выпивать кровососы, так что летели мы так быстро, как только могли. За камышами в темноте даже не заметили, как проехали мимо озера. В моём передатчике на штанине вилки села батарейка и спидометр застыл с показаниями сорока километров пробега, до Измаила было ещё столько же.

Длинная прямая грунтовка среди полей вела нас к следующему озеру, именуемому Котлабух. На берегах этого озера были обнаружены следы племён гумельницкой культуры, обитавших здесь в шестом тысячелетии до нашей эры, а кроме этого к северным берегам озера подходит построенный римлянами Траянов вал, о фрагменте которого я уже писал выше. Увидеть озеро нам тоже не удалось, так как дорога привела нас к селу Кислица, основанному потомками донских казаков-некрасовцев, сбежавшими крепостными из глубин Украины в 1807 году. Там мы попросили воды у женщины, стоявшей у себя во дворе. Она вынесла нам двухлитровую бутылку сливового компота из своего холодильника и отдала нам. Мы поблагодарили её за подарок и распив живительную влагу помчались теперь уже по очень хорошему асфальту к своей цели. Ехали в темноте, полностью освещая своими фарами всю дорогу по ширине метров на шестьдесят вдаль. Скорость мой спидометр не показывал, но по ощущениям она была явно выше двадцати километров в час. Дорога проходила сквозь густые заросли, луна лишь иногда показывалась среди веток. Следующий поворот был направо и вёл к Старой Некрасовке, которую мы так же быстро пролетели, как и дорогу к ней. По обоим сторонам дороги перед селом разлились плавни Дуная. Ветерок, создаваемый во время движения, сдувал комаров.

По сторонам мелькнули ещё пять-шесть полей, и мы в одиннадцать часов

вечера прибыли в Измаил. Посмотрели ночной город по дороге к железнодорожному вокзалу, я сбегал купил билеты, и мы начали грузиться в поезд, куда так же грузились те самые туристы из Днепрвелоклуба, прибывшие сюда на пару часов раньше. Немного поспорили с проводником, который сильно не верил, что наши баулы пустые и ничего не весят без десяти минут до полуночи мы-таки отправились. Певцов решив оказать нам помощь в споре с проводником, попытался поднять мой баул одной рукой. Крепкий мужичок – Романа баул поднял бы, но не тот взял и потому лишь приподнял одну штанину. Потом парировал перед проводником, которым занялся мой напарник. Он решил вопрос за минуту и ехали мы уже веселясь.

Будучи человеком воспитанным и вежливым, я предложил другу выбрать место, а Рома ответил, что ему всё равно на какой полке спать, поэтому я быстро пока он не передумал запрыгнул на верх и постелил там свой спальный мешок. Немного подремав, я решил слезть и на освободившемся напротив Ромы места сел писать дневник, по которому теперь пишу отчёт.

Приехали в Одессу. Рома пошёл покупать билеты и на этот раз взял две верхних полки, потому что спать сидя, опёршись спиной на свой баул ему не понравилось, а два баула под столик возле ног не помещалось. Купив билеты на поезд домой надо было где-то скоротать время до двух часов дня и заодно поесть. Первым делом мы нашли рядом с вокзалом автомойку, где обдули от пыли свои баулы и велосипеды, за одно набрав там воды. Я предлагал сварить суп на всем известной лестнице, но чёрная туча над морем желание туда ехать отбила. Решили сесть между деревьев на Куликовом поле перед сгоревшим домом профсоюзов, где родилась новая украинская традиция удобрять родной чернозём пеплом, в который обращается всё лишнее, например, хромосомы. Накрапывающий дождик тонко намекнул, что и здесь супа у нас сварить не выйдет – пришлось искать альтернативу. Нашли кафе похожее на столовую - не дорогое для Одессы. Связали перед входом велосипеды и пошли по ступенькам в подвальное помещение. Там были накрытые старыми скатертями столики, которым столько же, как и зданию лет и страшно некрасивая толстая тётка на кассе.

Поели и пошли на улицу, где сели за столик под большим зелёным зонтом.

Дождь быстро прошёл и моего напарника сильно разморило – он уснул, сидя за столом, положив голову себе на руки. Мне тоже хотелось спать, но такой беспечности я себе позволить не мог и охранял вещи и сон друга пока не вышло солнце, тогда же проснулся и повеселевший Рома. Ещё было много свободного времени, но для чего-то серьёзного его было мало, поэтому я не стал звонить знакомым диггерам с просьбой показать местные катакомбы.

После длительных посиделок под брендированным зонтом с логотипом «Оболонь» мы там же решили и пообедать, а потом направились на вокзал.

Поезд подали немного раньше, так что мы занесли все вещи и упакованные велосипеды в вагон. Молодая проводница оказалась не алчной и о весе баулов даже не поинтересовалась. К слову, теперь они оба стояли на полу.

Мы постелили спальные мешки на свои верхние полки, я надул свою подушку, и мы поехали домой. Выспались в дороге, перекусили остатками провизии из баулов, запив сырой водою – чая почему-то не хотелось.

Утром наш поезд прибыл в Мариуполь. Как водится, у нас – дурдом начался сразу же. Сначала поезд сильно протянул мимо вокзала в сторону городского пляжа, потом мы вынесли баулы и к нам подбежал составитель с фразой:

«Давайте быстрее, сейчас на этот путь другой поезд подадут!» Пока мы вынесли велосипеды между нашим поездом и баулами, ждущими нас на перроне, уже стоял другой поезд, так что пришлось нам с велосипедами лезть через него. Проводница того вагона, через который мы лезли была в шоке, но мы объяснили ей, что билеты нам не нужны, ибо мы сразу же вылезем, с другой стороны. Собрали велосипеды и на кольце перед железнодорожным вокзалом разъехались. Рома поехал прямо, а я направо.

Приехав домой, мне пришлось оставлять баул возле сидящих на лавочке перед парадной бабушек и относить велосипед, потом с соседом, как нельзя кстати оказавшимся дома заносить баул домой. Сосед отдал мне всю мою почту, собранную им из моего почтового ящика за время моего отсутствия, квитанции на оплату за квартиру и ключ от ящика. Посидели у меня на кухне, попивая чаёк и он, наслушавшись моего эмоционального рассказа ушёл.

Я на скорую руку набросал список населённых пунктов, где мы побывали.

Потом перед написанием отчёта нарисовал маршрут, который мы проехали.

Теперь заканчивая текст отчёта у меня появилось ощущение, что поход завершён по-настоящему, ведь без отчёта не подведёшь итоги.

Дочитавшим до этого места в качестве бонуса выкладываю календарь.

Из Мариуполя в Измаил путь составил ровно полторы тысячи километров.

Финансовая сторона вопроса – потратили одинаково примерно по 4500 грн.

На сегодня это был лучший отпуск в моей жизни, но знаю, как его улучшить.

Так наш поход начался с поедания ухи и завершился тоже поеданием ухи.

Отдельно хочу рассказать о том, чего лично мне в походе не хватало – музыки. Прежде мне в пеших путешествиях регулярно попадались самобытные ансамбли или просто одинокие уличные музыканты, я люблю живую музыку и надеялся, что, проезжая большое количество курортных мест в дороге будет много возможностей насладиться живой музыкой, но нигде ни одного бродяги с пошарпанной гитарой так и не встретили, увы.

Автор текста: Aries

Фотограф: Romeo

30.11.2017 21:46 Автор: Aries
 

Комментарии  

 
+5 #1 Ромэо 01.12.2017 18:14
Славно покатали мы с Сережей!
Цитировать
 
 
+5 #2 Автор 01.12.2017 19:34
Почти сотня часов моей жизни ушли на отчёт - надеюсь они потрачены не зря :)
Цитировать
 
 
+1 #3 Вова 04.12.2017 21:47
А у меня одного все фотки не открываются?
Цитировать
 
 
+3 #4 Евгений72 06.12.2017 19:29
Молодцы, завидовал вам белой завистью после встречи с вами под Троицким. Это мы, та самая пара. В тот день нам повезло больше, на попутный ветер мы пообещали около 120 км.
Цитировать
 
 
0 #5 Евгений72 06.12.2017 19:31
Жаль, но мне не удаётся разместить свой отчёт
Цитировать
 
 
0 #6 Евгений72 06.12.2017 19:39
Кстати, в тот же вечер как я то зверюшка из нашей палатки вынесла всю еду
Цитировать
 
 
+2 #7 Анна 06.12.2017 20:12
ух, начиталась!обза видовалась!жду следующих приключений! Фото клевые, отчет короткий!!!
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вредный совет

На каждом колесе должно быть не меньше 4-х катафотов - так ты будешь заметнее ночью

Голосования

Бреете ли Вы ноги?